Автор Тема: Ислам на Кавказе во времена СССР  (Прочитано 1478 раз)

Онлайн schahada

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 6613
Ислам на Кавказе во времена СССР
« : 09 Декабря 2018, 15:06:16 »
Закрытие мусульманской школы и открытие светской В Ингушетии в 20-ых годах 20 века

https://youtu.be/WQndIWkBzeI

======================================


О Донщине и Северном Кавказе (Факты и махинации)
И.В. Сталин


...
Наконец, Терская область. Ни для кого не тайна, что на Тереке существует Терский областной народный Совет, объединяющий вокруг себя все, или почти все (95%), аулы и станицы, деревни, местечки, не говоря уже о городах. Уже на первом областном съезде в январе этого года все без исключения делегаты высказались за Советскую власть и за неразрывную связь с Россией. Второй съезд, в апреле, более широкий и многолюдный, чем первый, торжественно подтвердил связь с Россией, объявив область автономной советской республикой Российской Федерации. Происходящий ныне третий областной съезд делает шаг вперед, переходя от слов к делу, и призывает граждан к оружию для защиты Терека, и не только Терека, от покушений со стороны непрошенных гостей. Так называемая нота так называемого донского правительства очень много говорит о “вольных народах юго-востока”, стремящихся якобы к отделению от России. Полагая, что факты являются лучшим опровержением “заявлений”, мы предоставляем слово фактам.

Прежде всего выслушаем резолюцию Терского народного Совета.

“Терскому народному Совету из телеграмм стало известно, будто делегаты Северного Кавказа, находящиеся в Константинополе, объявили независимость Северного Кавказа и нотифицировали ее перед императорским турецким правительством и другими державами.

Терский народный Совет в составе фракций: чеченской, кабардинской, осетинской, ингушской, казачьей и иногородней удостоверяет, что народы Терского края никогда, никого и никуда для указанной выше цели не делегировали, что если отдельные лица, находящиеся ныне в Константинополе, выдают себя за делегатов народов Терского края и действуют от имени [c.112] этих народов, то это является с их стороны не чем иным, как самозванством и авантюрой.

Терский народный Совет выражает свое удивление политической близорукости и наивности турецкого правительства, которое могли ввести в заблуждение проходимцы.

Терский народный Совет в составе перечисленных фракций заявляет, что народы Терского края составляют неотъемлемую часть Российской Федеративной Республики.

Терский народный Совет протестует против втягивания Северного Кавказа закавказским правительством в акт объявлении независимости Закавказья” (см. “Народная Власть”, орган Терского народного Совета).

(Резолюция принята единогласно. 9 мая.)

Пусть говорят теперь оклеветанные узурпаторами и их покровителями чеченцы и ингуши. Вот резолюция их фракции, сплачивающая всех или почти всех ингушей и чеченцев.

“Экстренное заседание чеченско-ингушской фракции Терского народного Совета, обсудив сообщение об объявлении Северного Кавказа независимым, единогласно приняло следующую резолюцию: объявление независимости Северного Кавказа есть чрезвычайно важный акт, который должен происходить с ведома и согласия всего заинтересованного населения.

Чеченско-ингушская фракция констатирует, что никаких делегатов для каких бы то ни было переговоров с оттоманской делегацией в Трапезунде или с оттоманским правительством в Константинополе чеченско-ингушский народ не посылал, что вопрос о независимости ни в каких органах и собраниях, выражающих волю чеченско-ингушского народа, никогда не обсуждался.

Поэтому лиц, смеющих говорить от имени народа, который их не выбирал, чеченско-ингушская фракция считает самозванцами и врагами народа.

Это диктуется им не только врожденной любовью к свободе, но и теми экономическими отношениями, которые в последние десятилетия тесно спаяли Северный Кавказ и центральную Россию в одно неразрывное целое”.Чеченско-ингушская фракция заявляет, что единственное спасение всех горцев Северного Кавказа и завоеванных революцией свобод заключается в тесном единении с российской революционной демократией. [c.113]

(Принята 9 мая. См. “Народная Власть”, орган Терского народного Совета.)

А вот и выдержка из пламенной речи оратора ингушей и чеченцев на заседании Терского народного Совета т. Шерипова, достаточно определенная для того, чтобы пресечь всякие нарекания на дагестанцев:

“Благодаря великой русской революции мы получили ту прекрасную свободу, за которую столетия бились наши предки и кидались на штыки побежденные. Теперь, когда мы получили гарантию права на самоопределение, это право народ никогда никому не отдаст. Сейчас о независимости Северного Кавказа говорят помещики, князья, провокаторы и шпионы и все те, с кем Шамиль вел смертельную борьбу в течение 50 лет. Есть отдельные попытки со стороны этих врагов народа провозгласить независимость Кавказа и объявить имамство. Но я утверждаю, что предкам этих князей Шамиль рубил головы и так он поступил бы и теперь. Наша фракция, представляющая ингушский и чеченский народ, в экстренном заседании свой взгляд на вопрос об объявлении независимости Северного Кавказа выразила в известной резолюции”. (См. выше. Взято из “Народной Власти”.)

Таковы факты.

Известно ли все это немецко-украинско-турецким самоопределителям? Конечно, да! Ибо областные Советы юга России действуют совершенно открыто, на глазах у всех, а агенты этих господ читают наши газеты достаточно внимательно для того, чтобы не упустить из виду всем известных фактов.

К чему же сводится в таком случае упомянутое выше заявление украинской делегации о мифических [c.114] “правительствах”, поддерживаемое словом и делом немцами и турками?

Только к одному: использовать мишурные “правительства”, как ширму, для захватов и порабощения новых земель. Прикрываясь Украинской радой, немцы двинулись вперед “на основании Брестского договора” (о, конечно!) и заняли Украину. Но теперь Украина как ширма, как прикрытие, видимо, исчерпала себя, между тем как немцам нужно новое продвижение. Отсюда спрос на новое прикрытие, на новую ширму. А так как спрос рождает предложение, то Красновы и Богаевские, Чермоевы и Бамматовы не замедлили предстать, предлагая свои услуги. И нет ничего невероятного в том, что в ближайшее время Красновы и Богаевские, руководимые и снабжаемые немцами, двинутся на Россию, на “освобождение” Дона, причем немцы постараются лишний раз поклясться в верности Брестскому договору. То же самое нужно сказать о Кубани, Тереке и т.д.

В этом вся суть!

Советская власть похоронила бы себя заживо, если бы она не мобилизовала все без исключения силы для отпора захватчикам и поработителям.

И это она сделает.

 

Нарком И. Сталин

“Правда” № 108,
1 июня 1918 г.



======================================

№ 118

СООБЩЕНИЕ ГАЗЕТЫ «КРАСНАЯ ИНГУШЕТИЯ» ОБ УЧРЕЖДЕНИИ НАРОДНЫХ СУДОВ В ИНГУШЕТИИ

17 июля 1920 года

В Назрановском районе открыто три народно-шариатских суда, которые находятся: первый —в крепости Назрань и обнимает селения: Насыр-Корт, Гамурзиево, Альтаево, Бурсуки,
Плиево, Яндырка, Сурохохи, Экажево, посел. Назрань, Далаково, Кантышево и Базоркино.

Второй — Ачалукский в селении Средние Ачалуки охватывает селения: Кескем и хутор Пеедах, Согопош, Нижние Ачалуки, Верхние Ачалуки и Средние Ачалуки.

Третий — в ст. Сунженской — суд горной полосы и с подведомственным ему районом: Комбнлеевские объедин. хутора: Шалки (Тар. хутор) Ахин-Юрт, Таузун-Юх, Мецхальское О-во, Джераховское О-во, Редантское О-во, Галашуи, Мужич, Два Алкуна, Два Датыха, Арштынское О-во, Хамхинское О-во, Царинское О-во.

Газета «Красная Ингушетия», № 8, 17 июля 1920 года.

(Грозный).




==================================


Выступления на Съезде народов Терской области 17 ноября 1920 г.[111]
И.В. Сталин


Товарищи! Сегодняшний съезд созван для того, чтобы объявить волю Советского правительства об устроении жизни терских народов и об их отношениях к казакам.

Первый вопрос – это отношение к казакам.

Жизнь показала, что совместное жительство казаков и горцев в пределах единой административной единицы привело к бесконечным смутам.

Жизнь показала, что во избежание взаимных обид и кровопролитий необходимо отделить массы казаков от масс горцев.

Жизнь показала, что для обеих сторон выгодно размежеваться.

На этом основании правительством решено выделить большинство казаков в особую губернию, и большую часть горцев в автономную Горскую Советскую Республику с тем, чтобы границей между ними служила река Терек.

Советская власть стремилась к тому, чтобы интересы казачества не попирались. Она не думала, товарищи казаки, отбирать у вас земли. У нее была одна [c.399] только мысль – освободить вас от ига царских генералов и богатеев. Она вела эту политику с начала революции.

Казаки же вели себя более чем подозрительно. Они все глядели в лес, не доверяли Советской власти. То они путались с Бичераховым, то якшались с Деникиным, с Врангелем.

А в последнее время, когда мира с Польшей еще не было, а Врангель наступал на Донецкий бассейн, в эту минуту одна часть терского казачества вероломно, – иначе нельзя выразиться, – восстала против наших войск в тылу.

Я говорю о недавнем восстании Сунженской линии, которое имело целью отрезать Баку от Москвы. Эта попытка временно удалась казакам. Горцы в этот момент оказались, к стыду казаков, более достойными гражданами России.

Советская власть долго терпела, но всякому терпению бывает конец. И вот, вследствие того, что некоторые группы казаков оказались вероломными, пришлось принять против них суровые меры, пришлось выселить провинившиеся станицы и заселить их чеченцами.

Горцы поняли это так, что теперь можно терских казаков безнаказанно обижать, можно их грабить, отнимать скот, бесчестить женщин.

Я заявляю, что если горцы думают так, они глубоко заблуждаются. Горцы должны знать, что Советская власть защищает граждан России одинаково, без различия национальности, все равно, являются ли они казаками или горцами. Следует помнить, что если горцы не прекратят бесчинств, Советская власть покарает их со всей строгостью революционной власти. [c.400]

В дальнейшем судьба казаков, как тех, которые отходят в отдельную губернию, так и тех, которые остаются в пределах Горской Автономной Республики, целиком зависит от их собственного поведения. Если казаки не откажутся от вероломных выходок против рабоче-крестьянской России, я должен сказать, что правительству придется вновь прибегнуть к репрессиям.

Но если казаки будут вести себя впредь как честные граждане России, я заявляю здесь перед всем съездом, что ни один волос не упадет с головы казака.

Второй вопрос – это отношение к горцам Терской области.

Товарищи горцы! Старый период в истории России, когда цари и царские генералы попирали ваши права, уничтожали ваши вольности, – этот период угнетения и рабства канул в вечность. Теперь, когда власть в России перешла в руки рабочих и крестьян, в России не должно быть больше угнетенных.

Давая вам автономию, Россия тем самым возвращает вам те вольности, которые украли у вас кровопийцы цари и угнетатели царские генералы. Это значит, что ваша внутренняя жизнь должна быть построена на основе вашего быта, нравов и обычаев, конечно, в рамках общей Конституции России.

У каждого народа, у чеченцев, у ингушей, осетин, кабардинцев, балкарцев, карачаевцев, а также у оставшихся на автономной горской территории казаков должен быть свой национальный Совет, управляющий делами соответствующих народов применительно к быту и особенностям последних. Я уже не говорю об иногородних, которые были и остаются верными сынами [c.401] Советской России и за которых Советская власть всегда будет стоять горой.

Если будет доказано, что будет нужен шариат, пусть будет шариат. Советская власть не думает объявить войну шариату.

Если будет доказано, что органы Чека и Особого отдела не умеют применяться к быту и особенностям населения, то ясно, что соответствующие изменения должны быть внесены и в эту область.

Во главе национальных Советов должен быть Совнарком Горской Республики, избираемый съездом Советов последней и непосредственно связанный с Москвой.

Значит ли это, что горцы будут тем самым отделены от России, что Россия покидает их, что Красная Армия будет уведена в Россию, как спрашивают об этом с тревогой горцы? Нет, не значит. Россия понимает, что предоставленные самим себе малые народности Терека не смогут отстоять свою свободу против мировых хищников и их агентов – горских помещиков, сбежавших в Грузию и интригующих оттуда против трудовых горцев. Автономия означает не отделение, а союз самоуправляющихся горских народов с народами России. Этот союз есть основа горской советской автономии.

Товарищи! В прошлом дело обстояло обычно так, что правительства соглашались на те или иные реформы, на уступки в пользу народов лишь в трудные минуты, когда они, ослабленные, нуждались в сочувствии своих народов. Так поступали всегда царские и вообще буржуазные правительства. В отличие от них Советское правительство действует по-иному. Советское [c.402] правительство дает вам автономию не в трудную минуту, а в минуту громких успехов на полях сражения, в минуту полного торжества над последним оплотом империализма в Крыму.

Жизнь показывает, что то, что дается правительствами в критическую минуту, – непрочно, ненадежно, ибо оно всегда может быть отобрано, когда пройдет критическая минута. Реформы и вольности могут быть прочными лишь в том случае, если они даются не под давлением временной, минутной необходимости, а в полном сознании полезности реформы, в расцвете сил и могущества правительства. Именно так и поступает теперь Советское правительство, возвращая вам ваши вольности.

Делая так, Советская власть хочет сказать, что она вполне доверяет вам, товарищи горцы, что она доверяет вашим способностям самоуправляться.

Будем надеяться, что вы сумеете оправдать это доверие рабоче-крестьянской России.

Да здравствует союз народов Терской области с народами России!

...
“Жизнь Национальностей” №№ 39 и 40;
8 и 15 декабря 1920 г.

==================================



Записка начальника информационного отдела ОГПУ в ЦК ВКП(б) о политико-экономическом состоянии национальных областей Северного Кавказа. [Не ранее 13 апреля 1928 г.]

...
4.    Национальная контрреволюция. Разоружение горских областей СКК в 1925—26 г. и массовое изъятие контрреволюционных и бандитских элементов, постоянно действовавших почти по всем областям и проявлявших особую активность  при осложнениях в международном и внутреннем положении Союза, определило новый этап развития горской контрреволюции. До разоружения основным водителем к. р. движений являлся монархическо-религиозный блок из шейхов, духовенства, бывших князей и ханов, увлекавших за собой значительные массы горского крестьянства идеей создания шариатской государственности (движение Узум-Хаджи, Гоцинского, Али-Митаева). Родовые пережитки и влияние религиозных общин обеспечивали успех к. р. организаций. Разгром горско-монархических центров и постоянный процесс распада родовой и религиозной общины повел к уничтожению идейной и организационной базы для монархически-шариатского движения. Лишь весной и летом 1927 г. духовенство Чечни и Ингушетии (и Дагестана), в ожидании войны, реставрируют пропаганду идеи шариатской государственности, рассчитывая на многотысячные кадры членов различных религиозных общин.

Другой вид к. р. движения в нацрайонах СКК — белогвардейско-дворянская контрреволюция — дал наиболее яркий тип в лице Шипшевской организации, орудовавшей по краю с 1920 г. и пытавшейся создать подобие межнациональной организации, с увязкой своей деятельности с горскими монархистами, с русским казачьим офицерством и с эмиграцией, опираясь на крупное кулачество и используя в своих целях бандитские шайки. Шипшевская организация в настоящее время считается ликвидированной, а сам Эмирхан Шипшиев в марте месяце с.г. изъят. Однако белогвардейско-дворянские группировки чрезвычайно жизненны для Кабарды, Черкесии, Адыге и особенно для Осетии. Наиболее крупные из них ликвидированы.

К настоящему времени в результате проведенной борьбы и ликвидации указанных двух типов к. р. организаций, а также под влиянием социальных сдвигов, происходящих в горском ауле, все более отчетливо выявляется новый вид горской контрреволюции — национально-демократическое движение, возглавляемое и вдохновляемое нацинтеллигенцией в блоке с аульным кулачеством и мусдуховенством, под идейным руководством зарубежной нацинтеллигенции.
...

У. Мусульманское духовенство и мюридизм

Мусульманское духовенство, подавленное материальным и политическим ущемлением, в отношении ее реакционной части совершенно утратило свою роль былого руководителя антисоветских движений в национальных областях, уступив ее вышедшему на сцену кулачеству. Снижение религиозности масс, постоянная боязнь репрессий, деморализующая активность мусульманского духовенства приводит известную часть мусульманского духовенства, в одном случае, к отходу от религиозной деятельности, в другом, к попыткам найти формы примирения религии с советской системой путем добровольной сдачи некоторых позиций взамен требований оставить его в покое, предоставить гражданские права, иметь возможность состоять на постоянном жаловании у религиозных общин. Тем не менее значительная часть, реакционная часть мусульманского духовенства, не отказалась от активной борьбы за сохранение оставшихся позиций и, опираясь на мощную кулацкую верхушку и выступая с ним единым фронтом, моментами переходит в наступление. Успехи последнего, хотя с каждым годом становятся все плачевнее для мусульманского духовенства, но все же они существенно препятствуют проведению различных мероприятий советской власти в горском ауле и развитию горской деревни в духе советской общественности.

Мюридизм, как вид усиленного выражения религиозности, и шейхизм, как руководящие им центры, повсеместно приходят к упадку.

Деятельность мусульманского духовенства и борьба с ним, отдельно по каждой национальной области, рисуется в следующем виде:

Чечня. В начале 1927 года чеченское духовенство в составе кулацко-религиозного блока активно выступало в период перевыборной кампании с лозунгами: «В совете могут быть только хозяйственные люди, сильные в защите национальных и религиозных авторитетов и ни в коем случае бедняки-растратчики и комсомольцы-безбожники». Давлея* на окружные съезды Советов, духовенство отстаивало областное руководство кандидатуры Эльдархановых (реакционная интеллигентская фамилия, стоящая у власти в Чечне в период 23—25 гг. и опирающаяся на религиозно-кулацкую верхушку аула). В связи с обострением международного и внутреннего положения СССР в мае—сентябре 1927 г. отмечалось
необычайное оживление деятельности мусульманского духовенства, в смысле смелой и откровенной агитации за помощь внешним силам, за подготовку восстания и т.п., сопровождавшейся распространением провокационных слухов, усилением религиозной пропаганды и новых нападок на советскую школу, компартию, комсомол и советский актив. Наряду с этим вновь выдвигалась идея шариатской государственности. Произведенные операции по изъятию представителей реакционного чеченского духовенства (16 человек) на первое время парализовали деятельность последнего. По мере выравнивания
международного положения чеченское духовенство все больше переходило на выжидательные позиции и почти совершенно прекратило свои выступления. Целый ряд мулл начали отказываться от сана (до 30 случаев), а ряд религиозных авторитетов, скомпрометированных антисоветскими действиями в прошлом,
стали скрываться от власти. В основном же это был очередной демонстративный маневр мусульманского духовенства, с тем чтобы показать массе силу нажима власти на религию и духовенство. В известной мере это им удалось, так как кампания по организации общественных ходатайств имела значительный успех. К этому же времени относится нарастание «прогрессивных» настроений среди меньшей части духовенства и признаки приспособления их к обстановке. В двух селениях муллы выступили на общих собраниях с обличением шейхов, которые «извратили шариат в личных интересах» и требовали сдачи закьята ККОВам. В связи с проводящимися различными кампаниями в чеченском ауле вновь отмечается оживление среди духовенства. Наблюдаются съезды мулл и шейхов по аулам, прикрытых «маслаатом»9 (примиренческий
институт по кровничеству и различным спорным бытовым и религиозным вопросам ), усиление проповедей в мечетях, но без обычных антисоветских выпадов.

Арабская школа в период 1927 г. значительно выросла (численность учеников с 3000 человек в начале года поднялась до 5000 человек к концу года). Наблюдались массовые выходы учеников из советских школ и переход их в арабские. В нагорных районах несколько советских школ вовсе даже закрылись. В
сектантских общинах всех чеченских шейхов отмечается отход молодняка, общий упадок религиозности, снижение доходности шейхов, отрыв от них некоторых «томадов» (филиалы сект по отдельным аулам). Исключение составила секта шейха Гайсумова, актив которой в связи с арестом последнего энергично
действовал в области мобилизации общественного сочувствия и али-митаевская организация, в среде которой не ослабевало движение на сохранение сектантской дисциплины и сеяния уверенности в приход нового руководителя в лице брата Али-Митаева — Умара.

Национальное руководство в деле борьбы с духовенством проявляет нерешительность и даже боязнь перед переходом в решительное наступление, хотя все данные к тому в настроении основной крестьянской массы давно назрели.

Созданная еще год тому назад при чеченском обкоме антирелигиозная комиссия не сделала ничего даже в части популяризации антирелигиозной борьбы в партийно-комсомолъской среде аула.

Ингушетия. Ярко выраженной антисоветской активности со стороны ингушского духовенства в течение всего 1927 года не наблюдалось. В момент перевыборов советов духовенство выступило с однородными Чечне лозунгами за выбор в советы зажиточных и лиц, сильных в защите национальных и религиозных интересов. Путем использования сектантской дисциплины мусульманскому духовенству удалось провести в сельсоветы 53 членов разных сект. Как и в Чечне, методической агитацией против советских школ ингушскому духовенству удалось увеличить ученический состав арабских школ с 540 человек, в начале года, до 800 человек, к концу его. Только за последнее время со стороны национального советского партийного руководства отмечается заострение вопроса о реальной борьбе с арабской школой и материальным ущемлением мусульманского духовенства по линии отобрания от него функций шариатских сборов.

Кабарда. В результате двухгодичной борьбы с кабардинским мусульманским духовенством значительно понизилась его активность. Основные мероприятия, принятые советскими партийными организациями в отношении мусульманского  духовенства: полное отнятие у духовенства всех шариатских отчислений и передача их ККОВам; полный разгром арабских школ и продолжение борьбы с
ними, иногда возникающими на нелегальных началах (всего было ликвидировано ПО школ с количеством учащихся до 1110 человек), применение репрессий (до 30 человек было выслано, в результате чего до 30 мулл сняло сан или отказалось от службы в мечетях). Несмотря на произведенное ущемление, мусульманское духовенство не прекращает бороться за свое существование. Одним из характерных моментов его деятельности на данный момент является усиленное привлечение верующих масс на свою сторону в качестве активных пособников делу религии. В связи с этим имели место случаи агитации со стороны  бедноты за ремонт разрушенных мечетей, создание общественных фондов (аренда общественных пастбищ) на перестройку мечетей, постройка мечетей путем привлечения к строительству общественного коллектива (в с. Чегем), отказы  населения от постройки советских школ, мотивированные «необходимостью» построить мечеть (селение Малгобек). Все это показывает на необходимость продолжения борьбы на религиозном фронте, достаточно успешно развернутой через созданную местной парторганизацией антирелигиозную комиссию.


Карачай. Отмечается постепенное падение числа мусульманского духовенства, непосредственно обслуживающего мечеть и рост бездействующего запаса мусульманского духовенства. Рост числа отрекающихся от сана и бросающих службу в мечети идет главным образом за счет более или менее богословски образованных и авторитетных мулл, что в еще большей степени ослабляет кадры остающегося духовенства. Довольно быстро идет уничтожение полулегальных  арабских школ (с 12 школ с 70 учениками к началу 1927 г. до 3 школ с 16 учениками). Значительно возросли фонды ККОВ, за счет шариатских отчислений, несмотря на то, что духовенство особенно усиленно вело работу в этой области (30 ККОВ с денежным фондом — 8550 рублей и натуральным фондом — 360 пудов, к началу 1927 г. до 39 ККОВ с денежным фондом — 22 527 рублей и натуральным фондом -16 801 пудов). Ярко проявила себя прогрессивная  группа карачаевского духовенства (19 мулл), агитировавшая в мечетях  за вредность мюридизма, необходимость советских школ, необходимость выполнения общественных повинностей, вредность калыма и т.д. Приняв решения  адыгейского прогрессивного духовенства о сокращении и упрощении «намаза» (пятикратная молитва в день) и обрядностей вообще, признание за ККОВ права на шариатские отчисления, группа достигла того, что прекратилась вербовка новых мюридов, почти прекратились сектантские моления, сократилось число мюридов с 200 человек в прошлом году до 70 человек в настоящее время. Несмотря на сильный процесс среди карачаевского мусульманского
духовенства, партийно-комсомольские организации в борьбе с реакционной группой мусульманского духовенства проявляют значительную пассивность.

Черкесия. Как и в Карачае, отмечается падение числа мусульманского духовенства, непосредственно обслуживающих верующих и увеличение числа «заштатных», отказавшихся от службы в мечетях или совсем снявших сан. Арабская школа, существующая в Черкесии на нелегальном положении, также значительно сократилась (с 13 школ с 123 учениками к началу 1927 г. до 6 школ с 50 учениками к концу 1927 г.). Доходы мусульманского духовенства от сбора шариатских отчислений также начинают заметно падать, что влечет на увеличение * фонда ККОВ за счет получения последними шариатских отчислений. Отмечается,  также как и в Карачае, рост прогрессивной группы духовенства (более 20 человек), которая ведет борьбу с реакционной частью духовенства. Последняя, несмотря на ущемление (арестовано 9 человек, из них выслано 5 человек), организуется и старается укрепить свое пошатнувшееся положение. К концу 1927 г. уже наметился новый актив реакционной части духовенства в количестве 12 человек, который наметил вполне реальную линию своей работы,  сводящуюся в основном к тому, чтобы на основании вынужденных частичных  уступок советской власти по вопросам экономическим (уступка ККОВам), развернуть борьбу по линии идеологического воздействия на верующих, отпора прогрессистам и т.д.

Адыге. Мусульманское духовенство резко раскололось на два сильно враждующих лагеря, причем, реакционная его часть опирается и отражает настроения  белогвардейщины, бывших князей, бывшего дворянства и почетных стариков -кулаков, а прогрессивная — пытается стать идеологом нарастающего нового кулачества и националистической интеллигенции. Прогрессивное духовенство,  приспособляясь к сдвигам, происшедшим в крестьянской среде, реформирует Ислам по-иному, договариваясь до того, что «шариат и коммунизм это одно и тоже». Прогрессисты сейчас борются за отмену различных шариатских
сборов с крестьянства в пользу духовенства, проповедуют равноправие женщин, говорят о необходимости культурной работы, стараются упростить догмы Ислама,  изъяв из него все фанатичное и, примиряя, таким образом, религию с наукой.  Несмотря на сильное и энергичное противодействие, оказываемое прогрессистам  со стороны реакционной группы мусульманского духовенства, и дискредитирование деятельности прогрессистов, последние имеют большой успех среди основной массы населения аула, а также у приспособляющегося к обстановке кулачества. В связи с этим из года в год увеличивается число лиц, открыто не соблюдающих поста рамазана (число лиц, не соблюдающих поста и скрывающих это еще больше). Отмечается и снижение кадров мусульманского духовенства (с 387 человек в 1920 г. до 306 человек в 1927 г.), а также постепенное уменьшение в аулах числа арабских школ (37 школ с 311 учениками в 1920 г. и 17 школ с 83 учениками в 1927 г. И в этом же году все арабские
школы закрыты в административном порядке).

   Несмотря на указанное, адыгейское национальное руководство проявило непростительную мягкотелость в вопросах борьбы с религией, совершенно ими не занимаясь до середины 1927 г. Чрезвычайно характерно, что когда в середине 1927 г. возник вопрос об отнятии материальной базы у мусульманского духовенства, бюро обкома заявило: «Считаясь с фактом падения влияния мусульманского духовенства на трудовые массы, а также падения религиозности, и отсюда, как следствие, уменьшение шариатских сборов в пользу духовенства, как результат культурно-экономического роста населения Адыгеи, ведущий его все к большему падению религии, — признать невозможным в обстановке области применения опыта Кабарды о сборе и передаче шариатских сборов ККОВам. Это может ослабить дальнейшее падение религиозности и будет способствовать укреплению позиций влияния духовенства среди населения. Экономическую помощь бедноте и развитие общественной взаимопомощи бюро обкома считает необходимым ни в коем случае не связывать с шариатскими сборами и религией, т.к. рост общественной взаимопомощи должен развиваться за счет роста самодеятельности бедноты и середнячества. Просить крайком пересмотреть свое решение о распространении опыта Кабарды на нашу область».

Адыгейский обком ВКП(б) в своем решении по вопросам борьбы с религией ограничился предложением о проведении, в более решительной форме, антирелигиозной пропаганды, не изменившего положения и не двинувшегося вперед вопроса о наступлении на духовенство.

Осетия. Мусульманское духовенство существенного отражения на общественно-политическую жизнь области не имеет.

...
Начальник Информотдела ОГПУ Алексеев.

РГАСПИ. Ф. 17. On. 67. Д. 460. Л. 32-59.
Подлинник. Машинопись, подпись — автограф

Источник документа    ЦК РКП(б)—ВКП(б) и национальный вопрос. Кн. 1. 1918—1933 гг. — М.: РОССПЭН, 2005. (262)
Составитель записи    2018-08-17 / Сергеева Наталия

Записка была направлена в Орграспредотдел ЦК ВКП(б) в связи с подготовкой на Оргбюро ЦК вопроса о работе парторганизаций Северного Кавказа






...







« Последнее редактирование: 27 Августа 2021, 03:54:36 от schahada »
Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.

Онлайн schahada

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 6613
Re: Ислам на Кавказе во времена СССР
« Ответ #1 : 09 Декабря 2018, 18:34:28 »
Проект постановления Оргбюро ЦК ВКП(б) «О мерах борьбы с мусульманском религиозным движением»

[8 августа 1927 г.]

Сов, секретно

На Оргбюро ЦК ВКП(б).

Проект постановления

Слушали: О мерах борьбы с мусульманским религиозным движением (С вызовом тт. Ярославского, Сапожникова, Диманштейна, Смидовича, Волленберга, Зеленского, Голощекина, Хатаевича, Петропавловского).

Постановили:

1.    Ввиду того что одной из важнейших причин роста мусульманских религиозных школ при мечетях является недостаточное развитие и плохая постановка советских школ в соответствующих национальных республиках и областях поручить Президиумам ЦИКов и наркомпросам республик принять меры
к улучшению постановки советской школы, к поднятию квалификации учительского персонала и его политическому воспитанию, в частности, в вопросах об отношении советского государства и школы к религии.

Наркомпросам при распределении ассигновок на народное образование —иметь в виду в первую очередь низовую сеть школ в районах усиленного влияния мусульманского духовенства. При этом за счет госбюджета должно быть оказано необходимое материальное содействие тем из автономных республик, в которых собственные бюджетные возможности не позволяют улучшить должным  образом постановку школьного дела.

2.    Допустить преподавание мусульманского вероучения во внутренних губерниях РСФСР, Казахской ССР, Урале, Сибири, Татарской, Башкирской и Киргизской республиках для лиц, достигших 14-летнего возраста и окончивших  группы 1-й ступени советской школы, не иначе, как при условии их добровольного согласия обучаться вероучению. Осуществление настоящего пункта в РСФСР провести к началу текущего учебного года, в Северо-Кавказском крае и Закавказской федерации начать с текущего учебного года и закончить к началу учебного года в 1929 г.

В Средней Азии начать подготовительную работу к тому, чтобы в 1929 г. допустить к обучению лиц, достигших 14-летнего возраста или окончивших две группы первой ступени советской школы и изъявивших добровольное желание обучаться вероучению.

3. Предметом обучения может быть исключительно мусульманское вероучение и связанное с этим изучение арабского языка. Допускается при этом для Средней Азии, Дагестана, Чеченской АО, Ингушетии изучение родного языка. Срок обучения в школах установить годичный, а для школ в Средней Азии, Дагестане и Чеченской АО, увеличить до 2 лет. Препятствовать постройке новых зданий для религиозных школ, предоставляя при этом возможность свободного и беспрепятственного использования зданий мечети1; там же, где имеются постройки при мечетях, разрешить пользоваться и ими. Усилить санитарный надзор за помещениями, в которых будут производить занятия религиозных школ, не разрешая занятий в тех зданиях, которые не удовлетворяют всем санитарным требованиям. Запретить занятия в дни революционных праздников. Разрешения на открытие религиозных школ выдавать муллам (а там, где существуют мутаваллиаты**, то членам таковых).

4. В целях уменьшения возможности подготовки и переподготовки новых кадров духовенства ограничить число курсов по подготовке мусульманского духовенства, допустив выдачу разрешения на их открытие для РСФСР только в Уфе, Казани и на одни курсы на Северном Кавказе. Не препятствовать в то же время, функционированию уже существующих курсов в Средней Азии.

ЦИКам республик провести в законодательном порядке соответствующие изменения постановления ВЦИКа от 29 мая 1923 г.

5.  В целях вовлечения широких масс мусульманского населения (рабочих и крестьян) в советскую общественность и в целях противодействия влиянию мусульманского духовенства парторганизациям усилить работу в советских добровольных организациях и содействовать развитию местных антирелигиозных организаций и повышению качества их работы. АПО ЦК ВКП поручить принять меры к подготовке пропагандистов-антирелигиозников соответствующих национальностей и к изданию соответствующей антирелигиозной литературы для мусульманских районов.

Ввиду особой важности вопроса об антирелигиозной литературе для мусульманского населения редактирование ее возложить на обкомы, издательские планы коих предварительно согласовывать с АРК ЦК ВКП(б).

6. Отмечая крайний недостаток популярной антирелигиозной общественнополитической литературы на национальных языках и недостаточное проникновение ее в деревни — поручить Антирелигиозной комиссии ЦК совместно с Центроиздатом в месячный срок разработать конкретные меры в сторону улучшения  качества, удешевления и увеличения количества издаваемой соответствующей
литературы и правильной постановки снабжения ею населения, после чего приступить к скорейшей реализация этих мер.

7.  Местным партийным и комсомольским организациям развивать воспитательную  работу среди отсталой части членов и кандидатов партии и комсомола,  направленную к окончательному изживанию религиозных настроений, в особенности бороться с имеющими место случаями исполнения коммунистами
религиозных обрядов.

8.  ЦК ВЛКСМ совместно с АПО ЦК ВКП(б) разработать ряд мероприятий по усилению антирелигиозной пропаганды среди молодежи советского Востока и вовлечения ее в антирелигиозные организации.

9.  Ввиду того что мусульманское духовенство, стремясь овладеть растущей активностью работниц и крестьянок, развивает усиленную работу среди женских масс не останавливаясь перед тем чтобы идти против некоторых религиозных традиций мусульманства (против затворничества, за приобщение женщин
к общественной жизни), парторганизациям принять меры к вовлечению работниц и крестьянок национальных областей в общественные организации, к усилению антирелигиозной пропаганды среди них, оказывать всемерное содействие фактическому проведению советского законодательства об имущественных правах женщин, борьбе с калымом и многоженством и с бытовыми пережитками по отношению к женщине, улучшая при этом быт женщин коренного населения этих областей и республик путем оказания содействия коллективной организации их труда.

   10.    Считая совершенно недопустимым сосредоточения в руках духовенства экономических функций и в целях пресечения выявившихся в ряде мест попыток со стороны духовенства захватить экономическое влияние на население путем ссудных операций, проката сепараторов и т.д., предложить парткомам принять необходимые конкретные меры к усилению в этих местах кредитования сельхозкооперации и к широкому сельхозкооперированию населения.

11.  Усилить борьбу с использованием мусульманским духовенством в контрреволюционных целях свободы ведения религиозной пропаганды, съездов,  конференций и курсов института разъездных проповедников, запретить денежное и натуральное обложение всего населения в пользу религиозных
школ, не препятствуя добровольному пожертвованию. ОГПУ и НКВД принять соответствующие меры, не останавливаясь в случае необходимости, перед применением репрессивных мер в отношении наиболее злостных лиц.

12. Провести полное изъятие из рук мулл ведения актов гражданского состояния (хай-летефтер) и не допускать составления ими списков верующих и неверующих, в качестве орудия воздействия на культурно отсталую часть населения.

Председатель Антирелигиозной комиссии ЦК ВКП(б) Ем.Ярославский.

Заведующий АПО ЦК ВКП Криницкий***
.

РГАСПИ. Ф. 17. On. 113. Д. 315. Л. 19-23.
Подлинник. Машинопись, подписи — автографы.

Источник документа    ЦК РКП(б)—ВКП(б) и национальный вопрос. Кн. 1. 1918—1933 гг. — М.: РОССПЭН, 2005.
Составитель записи    2018-08-17 / Сергеева Наталия


Примечания
** Мутаваллиат (тат.) — институт попечительства мусульманских учебных заведений.

*** 10 августа 1927 г. Оргбюро ЦК приняло предложенный проект постановления с внесенными на заседании поправками и вынесло данное решение на утверждение Политбюро ЦК. Оргбюро ЦК признало необходимым вместе с настоящим постановлением издание разъяснительного письма к местным парторганизациям, поручив его редактирование Секретариату ЦК (Там же. Л. 2). 18 августа 1927 г. Политбюро ЦК приняло решение: «1) Постановление Оргбюро о мусульманском религиозном движении рассмотреть в Оргбюро ЦК еще раз, разработав его применительно к религиозным школам всех вероисповеданий, указав местным организациям, что основой борьбы против этого движения должны быть ряд культурных мероприятий по улучшению наших советских школ, имеющих целью сокращение и   потом ликвидацию религиозных школ, и что к административным мерам следует прибегать лишь в тех случаях, когда со стороны духовенства наблюдается нарушение нашей советской законности (незаконные поборы и т.д). 2) Существующий закон должен быть изменен в соответствии с директивой ЦК (Там же. Оп. 3. Д. 647. Л. 4). 19 августа 1927 г. Секретариат ЦК вновь рассмотрел проект письма,   но не принял его и вопрос отложил (Там же. Оп. 113. Д. 317. Л. 2). К рассмотрению этого вопроса Политбюро вернулось только в апреле 1928 г., но решение неоднократно откладывалось (Там же. Оп. 3. Д. 683. Л. 4; Д. 684. Л. 5). Наконец 3 мая 1928 г. Политбюро ЦК предложило Президиуму ЦИК СССР отменить закон   ВЦИК о мусульманских религиозных школах, «произведя эту отмену по предложению национальных республик». Секретариату ЦК было поручено «созвать совещание из представителей национальных республик для выработки конкретных мероприятий по усилению культурной и антирелигиозной борьбы с влиянием мусульманского духовенства, а также директив по составлению постановлений национальных республик, ограничивающих возможность религиозной пропаганды» (Там же. Д. 685. Л. 3, 4). К рассмотрению этого вопроса Политбюро вернулось только в апреле 1928 г. См. док. № 204.









Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.

Онлайн schahada

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 6613
Re: Ислам на Кавказе во времена СССР
« Ответ #2 : 09 Декабря 2018, 18:34:46 »
Резолюция Оргбюро ЦК ВКП(б) по докладу о работе партийных организаций Северного Кавказа. [7 мая 1928 г.]
...
3.    В области культурного строительства парторганизациям, краевым и областным советским органам необходимо главное внимание сосредоточить на расширении и укреплении школьной сети, в особенности в Чечне, Ингушетии и Карачае, и на подготовке новых кадров учительства из социально-близких нам элементов, в частности, улучшая для этого специальный отбор командируемых в вузы и техникумы.

Ввиду недостаточности внимания к постановке антирелигиозной пропаганды и к борьбе с развитием религиозных школ предложить крайкому и обкомам разработать и провести необходимые мероприятия применительно к местным особенностям на основе директивы ЦК о мусульманском религиозном движении.


Источник документа    ЦК РКП(б)—ВКП(б) и национальный вопрос. Кн. 1. 1918—1933 гг. — М.: РОССПЭН, 2005. (262)
Составитель записи    2018-08-17 / Сергеева Наталия

======================


№ 204

Записка председателя Антирелигиозной комиссии ЦК ВКП(б) Е.М.Ярославского в Политбюро ЦК ВКП(б) о внесении изменений в проект постановления Оргбюро о мусульманском религиозном движении

[Не позднее 8 марта 1928 г.|

В Политбюро ЦК ВКП (б)1.

В исполнение директивы Политбюро (протокол № 120 от 18/VIII—27 г. п. 22) — в проект постановления Оргбюро от 8/VII1—27 г. о мусульманском религиозном движении внесены следующие изменения:

1)  Больше заострены те места постановления, которые трактуют о роли советских школ в борьбе с так называемыми религиозными школами и дана перспективная установка на последующую ликвидацию последних.

2) Для большего уточнения нашей принципиальной линии изъят из обращения самый термин «религиозные школы». Обозначением их, как «групп по ознакомлению с основами религии», мы лишаем последних школьного характера, низводя их в степень единовременных занятий.

3) В число запрещенных для изучения религии дней отнесены каникулярные периоды.

4)  Точно указывается, что разрешение на организацию групп по ознакомлению с религией должно выдаваться только лицам, не замеченным в антисоветской деятельности.

5) Воспрещено устройство праздников, экзаменов по окончании занятий в группах при мечетях, а равно выдача всякого рода удостоверений и свидетельств в этом.

6) Изъятие для Средней Азии сделано только во времени, наравне с Северным Кавказом и Аджаристаном.

7)  Выдвинуто предложение о проработке вопроса сокращения медресе в Средней Азии к началу 1929 г.

8 ) Добавлен пункт об осторожности и осмотрительности при применении административных мер.

По сравнению же с существующими положениями, проект вносит еще следующие изменения:

1. К ознакомлению с основами религии допускаются лица, достигшие 14-летнего возраста и окончившие 2 группы 1-й ступени советской школы. До сих пор же к обучению в религиозных школах допускались и лица, окончившие 1-ю ступень советской школы, независимо от возраста.

2) Предметом занятий может быть только вероучение. (До сего времени в некоторых районах допускалось обучение и родного языка.)

3) Срок занятий сокращен с 4 лет до 1 года, а в наиболее отсталых районах до 2 лет, причем занятия могут производиться только во внеучебные дни (до сих пор в большинстве районов занятия производились во внеучебные часы).

Мы полагаем, что на больший зажим идти в настоящее время нецелесообразно, поскольку основой борьбы с мусульманским религиозным движением является улучшение партийной, советской, общественной, антирелигиозной и прочей работы, в отношении чего постановление предлагает целый ряд конкретных мер.

Ем. Ярославский**.

РГАСПИ. Ф.17. On. 113. Д. 612. Л. 23-24.
Копия. Машинопись.

Источник документа    ЦК РКП(б)—ВКП(б) и национальный вопрос. Кн. 1. 1918—1933 гг. — М.: РОССПЭН, 2005.
Составитель записи    2018-08-17 / Сергеева Наталия

* 8 марта 1928 г. эта записка была направлена секретарем Антирелигиозной комиссии в Оргбюро ЦК ВКП(б) (Там же. Л. 12).

** Этот вопрос рассматривался Оргбюро и Политбюро ЦК летом 1927 г. (См. также   док. № 197). Политбюро вновь вернулось к его решению только в апреле 1928 г.,   но оно неоднократно откладывалось (Там же. Оп. 3. Д. 683. Л. 4; Д. 684. Л. 5). Наконец, 3 мая 1928 г. Политбюро ЦК предложило Президиуму ЦИК СССР отменить закон ВЦИК о мусульманских религиозных школах, «произведя эту отмену   по предложению национальных республик». Секретариату ЦК было поручено «созвать совещание из представителей национальных республик для выработки конкретных
мероприятий по усилению культурной и антирелигиозной борьбы с влиянием мусульманского духовенства, а так же директив по составлению постановлений национальных республик, ограничивающих возможность религиозной пропаганды» (Там же. Д. 685. Л. 3, 4).


« Последнее редактирование: 09 Декабря 2018, 18:39:10 от schahada »
Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.

Оффлайн Хамза

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4794
Re: Ислам на Кавказе во времена СССР
« Ответ #3 : 10 Декабря 2018, 03:05:40 »
№ 56

Доклад военного комиссара Н.Соколова в Политическое управление РВСР о ситуации в Чеченской автономной области

[Ранее 20 июля 1923 г.]

т. Начпур.

Благодарю Вас за ответ на мое письмо, т. Ланда.

Продолжаю информацию. Теперь о Чеченской автономной области. В июне мною проинспектированы Шатоевская и Веденская крепости, расположенные в нагорной части Чечни, по границе с Дагестаном. Гарнизоны в крепостях — от 28 стр. дивизии.

Полученные мною в Дагестане сведения о сильном религиозном движении в Шатоевском и Веденском округах Чечни целиком подтвердились. Массовые моления достигают грандиозных размеров: так, в первых числах июня, недалеко от крепости Шатоевской, на одной из вершин хребта собралось до двенадцати тысяч чечен обоего пола, справлявших поминки по умершей в Турции дочери одного влиятельного чеченского шейха (святого). Такие сборища служат прекрасной почвой для распространения по Чечне самых нелепых слухов, например, о том, что Англия уже воюет с нами, что турецкие войска уже взяли Тифлис и т.п.

В общем организующее влияние таких молений и религиозных съездов в деле собирания всех антисоветских элементов, хотя бы на почве и чистой религии (пока) несомненно. Но что хуже всего — это отсутствие наших людей в местных органах власти. После объявления чеченской автономии лицо местных
ревкомов резко изменилось к худшему. Как пример, укажу: в Шатоевском окружном ревкоме — предревкома, завпредревкома, секретарь, завземотделом, завпродотделом, - все муллы. В Шалинском окружном ревкоме предревкома — мулла, и такое превращение советских рабочих и крестьянских депутатов в советы мулл произошло в течение марта—июня с.г.

Шариатский суд, единственно практикуемый пока в Чечне, целиком опирается на советскую власть. Вообще последняя не только не мешает развитию религиозного движения во всех формах (даже в форме фанатизма, изуверства), но целиком поддерживает это движение, причем, если в центре Чечни эта поддержка ведется очень хитро, то на местах доходит до смешного комедиантства: жители Шатоевского района рассказывали мне, как их предревкома при проезде вблизи Шатоевской одного видного в горной Чечне шейха подсаживал его на лошадь и целовал его стремя. Все это привело к тому, что советскую власть в Чечне отождествляют с шариатом. Особенно это ярко сказалось на митинге в фактической столице Чечни, Урус-Мартане, устроенном во время приезда тов. Калинина1. Выступали на этом митинге по указке областного ревкома Чечни только муллы и кулаки, причем смысл из выступлений, дословно, следующий — «Советская власть дала нам шариат, потому мы за Советскую власть».

   Советская власть дала им не только шариат, она дала им советы мулл, она посадила членом областного ревкома Чечни самого влиятельного в Чечне святого, шейха Али-Митаева, являющегося, по сведениям ПП ГПУ Юго-Востока, членом панИсламистского комитета, советская власть посадила в тюрьмы, выслала,
загнала в подполье самых близких к РКП людей Чечни — понятно, что с такой советской властью дело религиозного движения Чечни (тарикат2) обеспечено, а в нужный момент будет обеспечен и газават.

   Мое глубокое убеждение, что областной ревком Чечни в его теперешнем составе (Эльдарханов — Али Митаев) ведет политическую линию не ЦК РКП, а панИсламистского комитета (последний, как известно, находится в руках Англии ), понятно, под политической линией я подразумеваю не то, что говорится
и пишется, а то, что делается.

В заключение даю следующий анализ политического положения Чечни — с внешней стороны как будто бы все благополучно: с тех пор (март с.г.) как Али Митаеву вверена охрана железнодорожной линии, которую он проводит через отряды своих мюридов3, бандитизм сведен к минимуму. Местные органы советской власти и милиция материально вполне обеспечены. Но во внутренней жизни Чечни происходит глубокий процесс накопления религиозной энергии и наполнения советских форм враждебным политическим содержанием. Влияние религиозной волны просачивается в горные округа Дагестана, кстати сказать, ведущего и не без успеха, борьбу с шариатом в отдельных от Чечни округах. На Горскую Республику (Ингушетия) Чечня пока не оказывает сколько-нибудь заметного влияния: причина — спорный земельный вопрос о границе Чечни—Ингушетии, которым Ингушетия забронирована от разлагающего влияния Чечни. В Ингушетии шариат вовсе отмер. Созданный было шариат, суд распался за ненадобностью.

В политической работе наших гарнизонов Шатоя и Ведено я нашел большие промахи: полное отсутствие связи с местным населением, слабость внешкольной работы, слабость политических аппаратов крепостей. По всем обнаруженным недостаткам сделал все, что мог. В частности по вопросу об установлении связи с местным населением, не встречающем никакого противодействия распространяемым провокационным слухам о наших отношениях с Турцией, Англией, я дал точную директиву подивам 28 и 13 об установлении между гарнизонами крепостей Дагестана и Чечни и населением горных округов Гунибского, Аварского, Веденского и Шатоевского идейной связи.

1.    Организовать систематические выступления в районных центрах указанных округов с разъяснением нашего отношения к турецкому трудовому народу и всему мусульманскому востоку, а также выяснение колонизаторской политики Англии (даны тезисы).

2.    Все свои выступления согласовывать с местными партийными и советскими органами, от имени которых и выступать на собраниях, втягивать в эту агитработу и представителей местных парторганизаций и советских органов.

3.    Совершенно не касаться вопросов религии и не сгущать красок в нашем международном положении (сгущенная разными провокационными слухами атмосфера в нагорной Чечне требует такого освещения нашего международного  положения). Лично во всех крупных центрах и Дагестана, и Чечни провел
митинги по означенным вопросам, но согласитесь сами, товарищ начпур, что наши политические мероприятия будут разбиваться о стену, если со стороны чеченского областного ревкома будет продолжаться прежняя линия.

Необходимо оставить во главе ревкома Эльдарханова, окружить его нашими сильными работниками, освободить его от влияния Али Митаева.

Последнего необходимо безотлагательно изъять из ревкома (на изъятие его из панИсламистского комитета надежды нет никакой), надо помочь Чеченской автономной области сдвинуть с мертвой точки советскую культуру, как в области хозяйственной жизни, так и в области идеологии — только эти последние два условия дадут возможность областному ревкому опереться на чеченский трудовой народ, не прибегая к помощи политических шарлатанов (Али Митаев).

С коммунистическим приветом

Военкомкор 9-го [корпуса] Н.Соколов*.

Политическое положение края мной освещено в докладе Начпускво за март—июнь с.г. Н.Соколов.

РГАСПИ. Ф. 17. On. 84. Д. 538. Л. 13, 14.
Копия. Машинопись. 1 2 3 4

Источник документа    ЦК РКП(б)—ВКП(б) и национальный вопрос. Кн. 1. 1918—1933 гг. — М.: РОССПЭН, 2005. (262)
Составитель записи    2018-08-17 / Сергеева Наталия


1 В мае 1923 г. М.И.Калинин совершил поездку по маршруту: Пятигорск — Минеральные
Воды — Владикавказ — Махачкала — Грозный — Нальчик — Ростов-на-Дону.



* 20 июля 1923 г. начальник ПУР В.А.Антонов-Овсеенко направил это сообщение в ЦК РКП(б) И.В.Сталину и Я.Э.Рудзутаку, указав на чрезвычайную серьезность сложившегося положения (Там же. Л. 9).







Онлайн schahada

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 6613
Re: Ислам на Кавказе во времена СССР
« Ответ #4 : 11 Декабря 2018, 02:35:08 »
Письмо полномочного представителя ОГПУ на Юго-Востоке России Е.Г.Евдокимова в Юго-Восточное бюро ЦК РКП(б) о причинах ареста в Чечне Али Митаева. [Не позднее 22 апреля 1924 г.]


Краткая общая суммировка обвинений в отношении гражданина Али-Митаева

Причины, вызывавшие необходимость ареста Али-Митаева, кроются не только в его контрреволюционных деяниях, но и в самой политической обстановке, связанной с его пребыванием в Чечне. Начиная с конца 21 года и даже ранее, Чечня становится в центр антисоветских событий на Северном Кавказе.
Если проследить последний трехлетний период существования советской власти в Чечне, то во всех выступлениях против нас Али-Митаев является центральной фигурой. Еще в 1921-м и 1922 годах имелись массовые сведения о его связи с Нажмутдином Гоцинским и Челокаевым; за 1923 год имеются те же данные его связи с Гоцинским, Челокаевым и турецкими агентами. Будучи членом ревкома, он на протяжении всего периода существования Чечни как автономного государственного образования не только реально не помог советской власти в массе, но сознательно и тонко подрывал все ее начинания. Он все время ведет двойственную линию: то клянется в верности советской власти (не делая абсолютно ничего) боясь порвать с ревкомом (т.к. пребывание его членом ревкома давало возможность закреплять и расширять свое влияние), то связан с контрреволюционными организациями, ведшими работу против нас. За последний квартал 1923 г. мы имели десятки разрушений полотна железной дороги, ограблений поездов и т.д., в которых принимали участие мюриды Али Митаева, как состоящие в сотне охраны полотна, так и вне ее. Председатель северокавказского комитета партии «Иттихад-Ислам»* получает в Баку явку к Али-Митаеву, с которым он должен был связаться для начала работ по подготовке восстания; прибыв к Али-Митаеву, тот его, правда, не принял (говоря, что он ему не верит), но и не арестовал его, даже предложил коня для дальнейших поездок Бакамала по Чечне. В районе его влияния производится вербовка в сотни повстанческие, как иттихадистами, так и Челокаевым, и он не только не принимает мер к аресту Челокаева и его агентов, но и связывается с ними. В общем, целая серия контрреволюционных деяний. Конкретно обвинение Али-Митаева сводится к следующему:

   1)    Вполне установленная связь с Гоцинским, являющимся резидентом англо-французской контрразведки и горского монархического центра, предназначенного для поднятия восстания против советской власти.

   2)    Связь с Бакамал — председателем северокавказского комитета партии «Иттихад-Ислам» туркофильской контрреволюционной организации.

3)    Сознательное и умышленное сокрытие факта формирования отрядов различными контрреволюционными организациями в целях свержения советской власти или вредительных* действий против таковой, вылившихся в период август -ноябрь 1923 г. в целую цепь убийств красноармейцев, налетов на полотно железной дороги и ограблений поездов. Наряду с этим, зафиксированы случаи участия в налетах его мюридов.

4)    Связь с агентами Челокаева и лично с ним, высланных от «паритетного комитета» Грузии** в целях формирования контрреволюционных отрядов, как по Чечне, так и по Ингушетии.

   5)    Весьма основательное подозрение имеющимся на лицо движением против советской власти в настоящий момент, возглавляемом Каим-Хаджи и направленном к созданию в Чечне «Эмирства» (шариатской монархии).

   Эти пять пунктов обвинения ставятся ему в общем порядке, как обыкновенному гражданину СССР. Наряду с приведенными выше гражданами, АлиМитаеву, как члену ревкома, инкриминируются еще следующее:

   1)    Будучи членом ревкома автономной Чечни и авторитетным шейхом плоскостной Чечни и части нагорной, имея возможность ликвидировать все явления, приведенные выше в пяти пунктах, им не только ничто не предпринималось к ликвидации, но и сознательно умалчивалось.

   2)    Систематическое уклонение от выполнения серьезных советских обязательств из политических и шкурных соображений (о чем он и лично заявлял).

   3)    Двойственность линии поведения, сказывавшаяся в заигрывании с контрреволюцией и представителями советской власти (неоднократно подмечаемая самим председателем чеченского ревкома т. Эльдархановым), приведшая к тому, что аппараты власти не могли укрепляться на местах и использовались
исключительно с личной корыстной целью.

   Все приведенные выше предпосылки, а равно историческое прошлое в деятельности Али-Митаева, как-то, в 1920 г. — помощь белым во время «имамства» Гоцинского и авантюры Саид-бея Шамиля, в 21-м и 22-м г. — широкая организация масс с целью свержения имевшихся в то время советских аппаратов власти и проведение в тот же период кампаний за несдачу продналога в совокупности привели к необходимости его ареста, дабы выровнять наконец политическую обстановку в Чечне и в сопредельных с ней советских республиках.

   Помимо криминальных данных, подлежащих судебно-следственному разбору, имеются еще и объективные политические предпосылки, вызывавшие необходимость
ареста Али-Митаева.

   1)    Наличие его в Чечне, как фигуры, стремящейся исключительно к захвату власти в свои руки или использованию аппаратов власти в целях закрепления своего влияния на массы, делало на протяжении лет совершенно бесцельными все советские начинания, как экономического, так и политического характера. В условиях значительной культурной и хозяйственной отсталости Чечни, молодые, еще не оформившиеся на местах аппараты советской власти, ставились им все время в такое положение, что всякое мероприятие должно было первоначально, как в призме, преломиться в нем, а затем через него же проводиться в жизнь, если ему оно не было выгодно, то он дипломатически увиливал, в результате получилось усиление его персонального авторитета и ослабление авторитета  советской власти в целом. Такое положение продолжалось и поныне и длилось бы и впредь.

   2)    Социальный слой, возглавляемый Али-Митаевым, или то, что в Чечне именуется «алимитаевской партией», состоит преимущественно из туземного кулачества реакционно-шариатского направления и примкнувшего к ним авантюристически -бандитского элемента.

   Подобное положение вещей наложило и соответствующий отпечаток на соотношение социальных сил, где алимитаевская партия стала господствующей, а остальная масса, особенно бедняцкая, наиболее революционная, сражавшаяся с нами против белых в составе «родовых общин» почти в целом, оказалась на положении угнетаемых. Отсюда и сам советский аппарат, зависимый от реакционно -шариатского элемента, приобрел соответствующую окраску и конструировался за счет контрреволюционного элемента. Такое положение вещей, особенно после проведенной операции по разоружению политически наиболее неблагонадежных селений, вызвало ропот и накопление массового недовольства, направленного в целом против ревкома, а отчасти и против советской власти, имея главной мишенью своей Али-Митаева.

    3)    Простая смена или отстранение Али-Митаева, благодаря затяжности, уже дела не изменили б и главным образом поставили бы эту силу сейчас же против нас.

    4)    При наличии массы различно действующих противоречий в условиях чеченского быта ни одно контрреволюционное выступление не может быть рассчитано на успех, если ему не будет покровительствовать Али-Митаев, т.к. это единственная фигура с большими организаторскими способностями и наиболее компактной массой последователей, численно меньшей, нежели другие секты (партии), но физически более крепких.

Гоцинский при отсутствии Али-Митаева теряет всякую почву для возможных авантюр и обречен на бездействие, то же и в отношении других. Ни одно выступление их не сможет носить широкого характера, рассчитанного на успех.

    5)    Чечня предопределяет политическую обстановку на Северном Кавказе, Али-Митаев предопределяет политическую обстановку Чечни, отсюда разрешение вопроса об Али-Митаеве разрешает вопрос о спокойствии на Северном Кавказе и создании благоприятной почвы для нашего внедрения в горские массы.

Таковы по существу основные обвинения, предъявляемые нами Али-Митаеву, и основные политические предпосылки, вызвавшие необходимость его ареста.

Полномочный представитель ОГПУ Ю[го]В[остока] России Евдокимов.
Начальник Восточного отдела Миронов***.

«...» апреля 1924 г.
г. Ростов-на-Дону

РГАСПИ. Ф. 65. On. 1. Д. 142 Л. 9-12
Подлинник. Машинопись, подпись Е.Г.Евдокимова — автограф. 1 2

Источник документа    ЦК РКП(б)—ВКП(б) и национальный вопрос. Кн. 1. 1918—1933 гг. — М.: РОССПЭН, 2005. (262)
Составитель записи    2018-08-17 / Сергеева Наталия


* «Иттихад-Ислам» (Единение Ислама) — панИсламистская партия в Азербайджане. Была создана в 1917 г. и выступала с лозунгами панИсламизма. Прекратила существование с установлением советской власти, в 1920 г. часть членов партии продолжала действовать в Закавказье подпольно.

** «Паритетный комитет» Грузии — подпольная организация, целью которой было освобождение Грузии от большевиков, действовала в Западной Грузии (при поддержке Польши и Франции) в 1920 г. В 1924 г. при попытке поднять общенациональное восстание Комитет потерпел поражение. В декларации, выпущенной в связи с этими событиями, говорилось: «Признавая свою ошибку в подготовке   этого выступления, Комитет Независимости объявляет, что с сегодняшнего дня продолжение вооруженной борьбы против советской власти является совершенно лишенной всякой перспективы и гибельной для грузинской нации. Ввиду этого Комитет Независимости предлагает всем входящим в него партиям и всем вооруженным отрядам, которые рассеялись по разным уголкам Грузии, в их числе отряды Какуца Чолокашвили, немедленно отказаться от выступления против правительства, распустить всецело все вооруженные силы, сдать правительственным органам все оружие и покорностью правительству постараться уменьшить то величайшее несчастье, которое наше выступление обрушило на голову грузинского народа. С сегодняшнего дня мы объявляем распущенным Комитет Независимости как в центре, так и на местах» (Там же. Ф. 558. On. 1. Д. 133. Л. 38, 39). Несмотря на коллективное покаяние, члены Комитета были арестованы и по решению Закавказского ЧК расстреляны. Узнав об этом, И.В.Сталин, находившийся в то время в отпуске, направил в Политбюро ЦК РКП(б) специальное письмо. См. док. № 95.

*** На документе имеется резолюция А.И.Микояна: «Секретно хранить. А.Микоян. 22/ГУ». См. также док. № 83.








================================


Записка председателя Чеченского областного ревкома Т.Э. Эльдарханова И.В.Сталину об аресте Али Митаева
[/color]

20 мая 1924 г.

Секретарю ЦК РКП(б) тов. Сталину.

По делу ареста члена ревкома автономной Чеченской области Али Митаева считаю своим революционным долгом вкратце информировать, при каких обстоятельствах был арестован он, и о положении, создавшемся в Чечне в связи с этим арестом.

На основании поручения Оргбюро РКП(б), в порядке партдисциплины я принял меры к явке Али Митаева в Грозный. Меры эти были вызваны тем, что гражданин Митаев, будучи дня за два до своего ареста в Грозном, заподозрил слежку за собой агентов ГПУ и покинул ночью город, опасаясь ареста.

Для ликвидации возможных кривотолков в связи с его бегством из города мне на заседании Оргбюро Чечни было дано задание во чтобы то ни стало доставить его в Грозный.

Так как гражданин Митаев на основании указанных своих подозрений не решался явиться в город без гарантии с моей стороны, обеспечивающей его неприкосновенность, то я, заручившись уверениями Оргбюро, что гражданину Митаеву не грозит никакая опасность, и веря в незыблемость этого, послал брата своего с письмом, в котором я ему честным словом гарантировал неприкосновенность и требовал явки.

Али Митаев явился. В связи с этим было устроено заседание ревкома, на котором с особым усердием секретарь оргбюро и заместитель начальника ГПУ подчеркивали, что член ревкома не может быть арестован без предварительного об этом уведомлении председателя ревкома и упрекали Митаева в трусости и незнании своих гражданских прав по занимаемой должности.

Все это было разыграно, как это выяснилось потом, с целью усыпить бдительность Али Митаева.

После заседания, вполне успокоенный уверениями высказавшихся товарищей, Али Митаев в сопровождении моего заместителя Шерипова отправился в ГПУ, куда его пригласили для заполнения какой-то анкеты, и там был арестован с формальным нарушением параграфа 69 положения о губернских съездах Советов и губернских исполнительных комитетов (собрание узаконений 1922 года № 72-72. ст. 907).

Арест Али Митаева, препровожденного тогда же в Ростов, произвел в населении области сильное впечатление и создал различные кривотолки: одни говорят, что облревком не имеет никакой власти, что все дела вершит ГПУ и, значит, с облревкомом не стоит считаться, а другие — Али Митаев был вызван в Грозный по личному письму предоблревкома с гарантией о полной безопасности и неприкосновенности и, если после всего этого последовал арест, то предоблревкома является предателем. Имеется, значит, на лицо факт дискредитирования и подрыва власти в моем лице, а в это время Али Митаев является мучеником за религию и авторитет его укрепляется.

А между тем можно было произвести этот арест при более приемлемой обстановке и тем избежать указанных кривотолков. Далее, по местным обычаям чечен, выдавший чеченца же, становится кровником всего рода пострадавшего. Отсюда вывод — предоблревкома, предавший Али Митаева без предъявления
законного обвинения, в глазах населения становится кровником всего рода Митаева, почему при потере надежды на скорое его освобождение не лишена возможность кровных столкновений.

Али Митаев, при всех его недостатках и заблуждениях, все же по должности члена облревкома принес пользу советской власти тем, что в течение полутора года своими людьми охраняли железнодорожную линию на территории Чеченской области и настолько успешно, что это время в районе его охраны
был полный порядок.

Провокаторы в своих личных интересах распространяют в связи с этим арестом провокационные слухи по адресу предревкома, и наэлектризованная ими масса, в особенности мюриды (последователи) Митаева, способны по своей темноте на всякие эксцессы.

В целях предотвращения всего этого и восстановления авторитета власти, а также в интересах порядка и управления нахожу необходимым скорейшее освобождение и возвращение Али Митаева в Чечню, тем более что он никакой опасности для республики не представляет, и всякие его попытки к авантюре
оказались бы совершенно бессильными и бесплодными, ибо Чечня верна советской  власти.

Предоблревкома Чечни и член СЦИК Эльдарханов *.

20/5-24.

Москва

РГАСПИ. Ф. 17. On. 84. Д. 538. Л. 66-67.
 Подлинник. Машинопись, подпись — автограф. * 3

Источник документа    ЦК РКП(б)—ВКП(б) и национальный вопрос. Кн. 1. 1918—1933 гг. — М.: РОССПЭН, 2005. (262)
Составитель записи    2018-08-17 / Сергеева Наталия (

* Обеспокоенные ситуацией в Чечне, члены Политбюро ЦК РКП(б) обсудили 3 июня 1924 г. вопрос «О положении в Чечне». Впоследствии вопрос был передан   на обсуждение Оргбюро ЦК «с привлечением знакомых с местной обстановкой   товарищей и с последующим докладом Политбюро» (Там же. Оп. 3. Д. 441. Л. 4). См. также док. № 80.




Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.

Оффлайн Хамза

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4794
Re: Ислам на Кавказе во времена СССР
« Ответ #5 : 30 Апреля 2019, 16:50:15 »
Письмо Г.Г. Дудаева секретарю партколлегии КПК ЦК ВКП(б) по Орджоникидзевскому краю Колесову о межнациональных отношениях в Чечне
...

Работник Шароевского райисполкома тов. Итаев рассказывает совершенно возмутительную историю, разыгравшуюся в Чечено-Ингушском облисполкоме.

Шароевский райисполком командировал в Грозный с отчетом тов. Алиева. Отчет был написан на чеченском языке. Заместитель заведующего орготделом облисполкома Шустов заявил: «Мы не можем принять отчет на чеченском языке. Переведите его на русский».

В аппарате Чечено-Ингушского облисполкома работают люди, не знающие ни чеченского, ни ингушского языков. И Алиеву пришлось вернуться в Шарой, чтобы перевести отчет с родного языка на русский.

Секретарь Балкарского сельсовета принимает заявления от местного населения на русском языке. И при обращении в сельсовет местные жители вынуждены искать «грамотея», который зачастую пишет вовсе не то, что хотел бы сказать горец в своем заявлении.

Статья напечатана в газ. «Правда» за 22 сент. 1935 г.


==================================


СЕКРЕТНАЯ ДОКЛАДНАЯ ДЛЯ ЧЛЕНОВ ЦК КПСС О РЕЛИГИОЗНОЙ ОБСТАНОВКЕ В ЧИАССР

Мы публикуем фрагменты одного из документов, подготовленных Советом по делам религий специально для членов ЦК КПСС в части, касающейся Ислама, и в особенности ситуации в Чечено-Ингушетии. Общий объем документа – 286 страниц, адресат – отдел пропаганды ЦК КПСС.


Первый заместитель Председателя
Совета по делам религий при
Совете Министров СССР
А. Барменков

Информационный отчет о состоянии мусульманской, католической, протестантской, иудейской, буддийской религий, церкви евангельских христиан-баптистов и сект (по материалам отчетов уполномоченных Совета по делам религий за 1969 год)

…На 1 января 1970 года на территории страны имелось 314 зарегистрированных мусульманских объединений, из которых 2 (в г. Бугуруслане Оренбургской обл. и в г. Саратове) зарегистрированы в 1969 году. Религиозные потребности верующих удовлетворяют 543 зарегистрированных служителя культа. Подавляющее большинство из них являются пожилыми людьми (свыше 60 лет). Зарегистрированные объединения пользуются все увеличивающейся материальной поддержкой населения.

В течение многих лет остается неизменным количество верующих, посещающих зарегистрированные мечети по пятницам (не менее 150 тысяч) и в праздничные дни (более 500 тысяч). В праздничные дни от 10 до 25% участников богослужений составляет молодежь, что не наблюдается в обычные дни.

1. О состоянии мусульманского культа

… Следует иметь в виду, что религиозность среди народов, в прошлом исповедовавших Ислам, в силу ряда причин, по сравнению с другими народами, относительно высока. Многовековое господство Ислама способствовало тому, что многие обряды вошли в плоть и кровь народов и до наших дней соблюдаются в форме народных, традиционных не только верующими, но и многими неверующими.

Наблюдения показывают, что во многих населенных пунктах обрезание совершается почти над всеми мальчиками. Довольно широкое распространение в ряде районов имеет обряд наречения имени новорожденному. Религиозное бракосочетание, по свидетельству уполномоченных Совета, местных партийных и советских работников, во многих селах совершает большинство вступающих в брак.

Одним из наиболее распространенных обрядов Ислама является религиозное отпевание. Особую тревогу вызывает исполнение религиозных обрядов коммунистами и комсомольцами, представителями интеллигенции. [Приводятся примеры участия коммунистов в богослужении, паломничестве к святым местам – прим. Ред.]

Деятельность 314 зарегистрированных объединений не отражает полностью положение Ислама в СССР. При высокой религиозности среди народов, в прошлом исповедовавших Ислам, массовом соблюдении религиозных обрядов, существующие зарегистрированные мечети, составляющие, кстати, немногим более 1% дореволюционного количества мечетей, не в состоянии удовлетворить религиозные потребности населения. Поэтому, наряду с ними, в районах распространения Ислама действуют многочисленные незарегистрированные мусульманские объединения и служители культа.

Ташкентское совещание уполномоченных Совета и работников местных органов власти, занимающихся мусульманским культом, пришло к выводу о наличии в каждом населенном пункте, где проживают верующие, организованной в той или иной форме религиозной жизни. В большинстве случаев вновь построенные или строящиеся мечети в результате вмешательства органов власти либо разрушены, либо переданы для использования в хозяйственных или культурных целях.

Во многих областях и республиках страны незарегистрированные объединения продолжают существовать в обстановке полного отсутствия контроля со стороны местных органов власти, не желающих признавать их и в то же время не предпринимающих никаких мер для прекращения их деятельности. Учет лиц, занимающихся религиозной деятельностью, не везде закончен, но имеющиеся уже данные говорят, что их очень много и они пользуются влиянием среди верующих.

Одним из показателей распространения религиозных суеверий среди населения является продолжающееся паломничество к т.н. “святым местам” – могилам и мавзолеям исторических и мифических деятелей Ислама, богословов. В результате принятых партийными и советскими органами мер многие так называемые “святые места” за последние годы прекратили свое существование…

Религиозная обстановка в Чечено-Ингушской АССР

Верующие чеченцы и ингуши исповедуют Ислам суннитского толка, полностью признают и выполняют требования Ислама, являются ярыми ревнителями Шариата, но, в дополнение ко всему, периодически устраивают зикр-обряд радения.

В силу сложившихся исторических условий они состоят в двух суфийских орденах: кадиритском (кунтахаджинцы) и накшбандийском (дени арсановцы). Ордена в свою очередь состоят из многочисленных (более 30 групп) братств. Последователи братств не живут концентрированно, в одном районе, а разбросаны по всей территории республики. Зачастую в одном крупном селе проживают представители почти всех братств. Трудно найти в республике населенный пункт, где бы не действовали 1-2, а то и несколько организованных групп верующих.

По самым скромным данным, в республике проводят свои собрания члены свыше 300 сектантских групп, насчитывающих более 15000 человек (по уточненным сведениям: в небольшом Ножа-Юртовском районе действует 79 групп, в которых состоят более 2000 верующих). Также по неполным данным, в республике религиозной деятельностью занимаются более 500 мулл, томад и туркхов (по уточненным данным, только в Ножа-Юртовском районе – 112).

В сектантских группах насчитывается от 10-15 до 100-120 верующих мужчин. В последние годы появились и женские мюридские группы.

Религиозные объединения самовольно захватывают помещения пустующих мечетей, строят новые. В 1969 году установлено, что в одном только Назрановском районе в 10 из 12 населенных пунктов имелись выстроенные или строящиеся мечети.

Во многих районах Чечено-Ингушской АССР религиозные объединения и авторитеты оказывают серьезное воздействие на различные стороны жизни населения. Они вмешиваются в личную жизнь верующих, диктуют им, как поступать в том или ином случае.

Вот наглядный пример того, как духовенство решает вопросы, далеко выходящие за рамки религии. В апреле 1969 года в с. Альтиево Назрановского района состоялся сход религиозных и родовых авторитетов, в котором приняло участие 180 человек. На нем был принят документ, названный «Извлечением из решений схода». Этим решением устанавливаются размеры возмездия за убийство (5000 р.), сумма калыма (1000 р. + баран) и установлены другие нормы, связанные с похоронами, разводом, выдачей замуж, взаимоотношениями кровников.

Указанные вопросы не имеют отношения к Исламу, многие из них подлежат юрисдикции органов власти, но, тем не менее, они решались на сходе религиозных авторитетов и, мало того, приобрели силу закона для многих представителей местного населения, ибо авторы документа серьезно угрожают всем, кто не будет считаться с ним: «За нарушение любого из вышеперечисленных пунктов виновный лишается всяких взаимоотношений между людьми по местным обычаям и праву», говорится в документе.

Религиозные авторитеты подчас формируют общественное мнение, держат под своим воздействием большие группы людей, вынуждают верующих придерживаться старых обычаев. Отказ от требований религии, не говоря уже о выступлениях против нее, воспринимается многими как признак самого дурного тона, как отказ от обычаев и традиций своего народа и чуть ли не предательство по отношению к своему народу. Людям, осмеливающимся выступить против Ислама, зачастую угрожают, создают вокруг них невыносимую обстановку.

Так, учителя с. Халкилой Советского района Ахмедов и Кайсаров угрожали убить председателя сельсовета Бисухтанову, критиковавшую их за исполнение религиозных обрядов. В течение длительного времени организаторами паломничества к т.н. «святому месту» подвергался шантажу, угрозе и клевете председатель одного из сельсоветов Веденского района Товзаев Эми, препятствовавший кликушам. Летом прошлого года на него было совершено дерзкое хулиганское нападение. Не оставляют без внимания и людей, выступающих с атеистическими лекциями, авторов атеистических статей.

До 1944 года на территории современной Чечено-Ингушской АССР мечети имелись во всех населенных пунктах. В настоящее время, несмотря на наличие большого числа фактически действующих мусульманских объединений, в республике нет ни одной зарегистрированной общины.

Проблема отсутствия зарегистрированных мусульманских мечетей в ЧИАССР, при наличии двух православных церквей, молитвенного дома баптистов, в наши дни переросла рамки чисто религиозной проблемы. Она обсуждается не только верующими, но и широкими кругами интеллигенции, молодежи и нередко воспринимается ими как ущемление национальных прав, как сохранившееся недоверие к ним; на этом играют и определенные зарубежные круги.

В республике имелись даже случаи распространения молодежью 19-20 лет листовок, призывающих к открытию мечетей. Мусульманское духовенство, религиозные организации довольно часто обращаются к национальным чувствам людей, пытаются представить религию как «хранительницу» национальной самобытности народов, выразительницу их национальных интересов, изображают многие религиозные образы в качестве национальных, народных.

Духовенство, религиозные организации небезуспешно внушают верующим представления о том, что, совершая те или иные религиозные обряды, они тем самым демонстрируют свою принадлежность к нации. Попытки ученых отделить национальное от религиозного в традициях и в быту весьма робки.

В результате не только верующие, но и значительная часть неверующих считает некоторые религиозные обряды национальными, обязательными для исполнения всем людям, входящим в ту или иную нацию. Особенно это касается наречения имени, религиозного бракосочетания, отпевания, ритуального обрезания. В сельских районах религиозные праздники нередко воспринимаются как национальные и отмечаются всем селом, включая коммунистов и комсомольцев.

Необоснованный отказ в регистрации религиозных объединений обостряет отношения между верующими и должностными лицами, плодит все новые жалобы и заявления, воспринимается верующими как ущемление конституционных прав и ни в коей мере не способствует ослаблению религиозности среди населения. Скорее, наоборот – вызывает активизацию верующих, ведет к разжиганию религиозного фанатизма, к появлению нежелательных настроений.

Исследования ученых, проведенные в Чечено-Ингушской АССР, показали, что среди учащихся местной национальности Назрановского профтехучилища верующих оказалось 41,6%, среди опрошенных студентов Грозненского педагогического и нефтяного институтов – 34,7%. Анонимный опрос 81 учителя школ Малгобекского и Назрановского районов показал, что среди них имеется 14,8% верующих в бога и 40% суеверных. В Ножай-Юртовском районе имели место случаи, когда ученики школы выражали протест против уроков, имеющих атеистическую направленность…

…5. Состояние контроля за деятельностью мусульманских объединений и служителей культа

В 1969 году стали ощущаться первые результаты проведенного в июле 1968 года в Ташкенте Всесоюзного совещания уполномоченных Советов, партийных и советских работников, занимающихся мусульманским культом. Как известно, после тщательного обсуждения совещание приняло «Рекомендации по усилению контроля за деятельность мусульманских объединений и служителей культа». «Рекомендации» были разосланы в ЦК компартий союзных республик, в областные, городские и районные комитеты партии, в Советы Министров союзных и автономных республик, в исполкомы областных, городских и районных Советов депутатов трудящихся.

Усилению контроля за соблюдением законодательства о культах способствовало принятие в 1969 году Советами министров шести союзных республик – Узбекистана, Таджикистана, Киргизии, Туркмении, Казахстана и Азербайджана, а также Татарской АССР, бюро Дагестанского обкома КПСС, где расположено подавляющее большинство фактически действующих мусульманских объединений и служителей культа, – специальных постановлений, направленных на улучшение контроля за соблюдением законодательства о культах.

…Незарегистрированные мусульманские объединения занимаются благотворительной деятельностью – оказывают материальную помощь деньгами, сельхозпродуктами, одеждой инвалидам, больным, многодетным матерям, сиротам, одиноким пожилым людям. С этой целью расходуются денежные средства объединений, проводят специальные сборы среди верующих. В ряде населенных пунктов Чечено-Ингушетии жители по указанию духовенства отдают в пользу неимущих 1/10 часть урожая картофеля, деньги, вырученные от продажи сена, скошенного на кладбищах. Оказываемая таким образом помощь, безусловно, повышает авторитет религиозных объединений, служителей культа, но не пресекается местными органами власти.

Не до конца удалось изменить отношение должностных лиц местных органов власти к незарегистрированным объединениям и служителям культа. Отдельные из них все еще стоят на позиции отрицания, не хотят вообще признавать их наличие.

Там же, где качественно проведен учет, установлены незарегистрированные объединения, в т.ч. и ничем не отличающиеся от зарегистрированных, не решают вопрос об их узаконении, регистрации. Достаточно отметить, что к настоящему времени в Чечено-Ингушетии учтено свыше 150 незарегистрированных объединений, имеющих постоянные молитвенные помещения служителей культа, выборные органы, но вопрос о регистрации хотя бы одного из них не ставился местными органами власти.

Отдел по делам мусульманской религии ясно представляет эти и другие недостатки в осуществлении контроля за деятельностью религиозных объединений и направит свои усилия на их ликвидацию. В 1970 году отдел также намерен с помощью уполномоченных Совета и научных работников организовать изучение следующих проблем: роль и место мусульманской общины в религиозной жизни; Ислам и национальный вопрос; современная религиозная пропаганда; влияние религии на женщин, детей и молодежь. Кроме того, будет продолжена работа по изучению состояния мусульманского сектантства в стране…

ЦХСД. Ф. 5. Оп. 62. Д. 38

https://ghalghay.com/2010/03/22/секретная-докладная-для-членов-цк-кпс/
« Последнее редактирование: 16 Июня 2019, 15:18:30 от Хамза »

Оффлайн Хамза

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4794
Re: Ислам на Кавказе во времена СССР
« Ответ #6 : 14 Августа 2019, 00:45:58 »
Съезд народов Северного Кавказа, 1917 год.

От Дагестана делегатами были Джамалутдин-хаджи Карабудахкентский, Али-Хаджи Акушинский и Нажмутдин Гоцинский. Список еще нескольких участников в подписи к фотографии.



=========================

"Контреволюционный отряд из Кумуха готовится к наступлению на Петровск", март, 1918-го (за установение там Шариата под руководством последнего имама Нажмудина Гацинского). Список изображенных по номерам: 1. Шурпаев, 2. Абуев А., 3. Канкараз (?), 4. Бутаев, 5. Аминтаев, 6. Магомед Юнусов, 7. Абдуев Н., 8. Абдуев.



=========================

Нажмуддин Гоцинский на допросе 1925 год.


=========================



=========================

О связях с Гитлером

Еженедельная газета "Газават" Северо-Кавказского Освободительного движения.

Данный выпуск 17-го ноября 1943 года (72 года назад)

Выходила также на аварском и чеченском языках.




Ученый, поэт, фольклорист Абакар-хаджи из Чоха

Из обвинительного заключения Дела № 360:

"Вскоре после начала Отечественной войны против вероломно напавшего на СССР германского фашизма, осенью 1941 г. в Гунибском р-не ДАССР по инициативе и под руководством бывших кулаков и мулл стала создаваться контреволюционная повстанческая группа."...

По Делу №360 проходило 13 человек (в их числе трое женщин), невинных. Трое были на суде оправданы, в их числе и Абакар-хаджи (74 года). Он был очень слаб, когда арестовали - через село его вели под руки двое уполномоченных... Он к тому же плохо видел, и не выпускал из своих рук посоха. После суда, на котором его оправдали, он отказался покинуть своих несчастных односельчан, растерянных людей. Он просил, что бы отпустили хотя бы женщин...

Больше всего ему было жаль братьев Галбацев, совсем молодых, подкошенных несправедливостью и жестокостью происходящего. На уговоры родственников вернуться он отвечал: "Как же я могу оставить их?!"

Эшелон с заключенными был отправлен в Баку. Ехали долго. По дороге началась дизентерия, которая косила всех, и старых и молодых... Больше никто не видел Абакар-хаджи...




============================


Гасан Алкадари на диспуте ученых Кавказа в Баку, 1907 год.

Хаса́н-эфенди́ ибн Абдулла́х аль-Алкадари́ (лезг. Гьасан-эфенди Абдуллагьан хва Алкьвадари, араб. حسن افندى الالقدارى; 15 октября 1834, Балахани — 12 сентября 1910, Алкадар) — крупнейший ученый-историк, поэт, просветитель дореволюционного Дагестана, Исламский правовед. По национальности лезгин. Он сам был участником и свидетелем многих исторических событий: 25 августа 1859 года он присутствовал при пленении Шамиля. Гасан Алкадари преподавал в алкадарском медресе арабские науки. После вспыхнувшего в 1877 году восстания в Дагестане, Гасана Алкадари обвинили в участии в этом восстании. В 1879 году он был заключён в тюрьму и сослан в ссылку в город Спасск, Тамбовской губернии. В 1883 году он смог вернуться по амнистии, объявленной Александром III.





============================


Торжество по случаю провозглашения Чеченской автономной области 15 января 1923 года. На снимке: группа стариков-делегатов съезда.

© Из личного альбома А.И. Микояна/ТАСС.




=======================

Жангуразов Ахия-Хаджи Тавшур-Хаджиевич (1870-1934)

Родился в 1870 году в ауле Нижний Куннюм (Верхняя Балкария). Закончил медресе в Дербенте (Дагестан), получил высшее духовное образование в Турции и Ираке. Совершил 4 раза хадж в Мекку и Медину.

Был Председателем шариатского суда Балкарского общества, одним из инициаторов антифеодальных, а в последствии и антисоветских выступлений. Был сторонником обособленного развития Балкарского общества. Пользовался большим уважением и авторитетом в народе.

С 1926 по 1929 годы находился в ссылке по обвинению в антисоветской деятельности, а с 1929 года был вынужден скрываться в горах. В 1934 году убит опергруппой ОГПУ во время молитвы около местности Догуат.

Труп был подвергнут большевиками бичеванию, затем избит камнями и сброшен в подземный склеп без права захоронения. Перезахоронен в 1957 году в сельском кладбище Верхней Балкарии. Надмогильная стела установлена в 2006 году





==========================================


Литографический камень для изготовления денег Северо-Кавказского эмирата, созданного в 1919-м году дагестанским шейхом Узун-хаджи.

Национальный музей Чеченской Республики. Фото Тимура Агирова.


Онлайн schahada

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 6613
Re: Ислам на Кавказе во времена СССР
« Ответ #7 : 20 Февраля 2020, 20:04:10 »
№ 184

Письмо спецкора газеты «Безбожник» В. Померанцева в редакцию газеты о религиозно-бытовых и тейповых пережитках в Чечено-Ингушской АССР

[Не позднее 21 июля 1939 г.]


Ретакпии газеты «Безбожник»

Вряд ли какой другой кусок СССР сохранил еще в себе столько нехорошего и реакционного от старого быта, как Чечено-Ингушетия. На единичные слабые попытки отдельных работников противодействовать адату1 смотрят как на ущемление национальных статусов. Отношение к человеку в любом районе предопределяется  прежде всего тем, русский он или чеченец. Всякая попытка заговорить об этом объявляется «клеветой на Чечню».

В этой республике вы столкнетесь со своеобразным единым чеченским фронтом, который решит судьбу вашего дела; если оно представляется безвредным с точки зрения адата, вы его решите; в противном случае у вас опустятся руки от бесконечных неудач.

Так действуют против русских. Друг против друга орудуют тейпами (тейп — род). Сплоченность сородичей колоссальная. Человеку, тейп которого достигает нескольких  сот человек (а таких тейпов много), все позволено. Его никто не посмеет  тронуть пальцем, его преступления будут покрыты. Снять с работы растратчика  удается только в том случае, если у него не силен тейп. А если у какого-нибудь
мерзавца есть сотейпник в партийном аппарате, в советской верхушке или в юстиции,  — не пытайтесь затевать дело, в котором свернете себе голову.

Прокурор Чеберлойского района X. отдал под суд за служебное преступление следователя Г. Десять лет X. работал вне Чечено-Ингушетии рабочим на производстве  (тут таких людей единицы) и отвык от здешних порядков. Г. же был шурином  зампредрика X., а X. приходится кровным братом секретарю райкома М. Всего этого X. не учел и оказался жертвой дружно сорганизованной травли. В обком
партии, в прокуратуру республики, в печать полетели доносы — X. оказался взяточником, потом насильником, потом пьяницей. Три раза выезжали люди из Грозного, три раза они устанавливали клевету и травлю. Но X. жить все равно не дают; на днях он пришел в обком и заявил, что ни за что в жизни не вернется в район.

Этот случай — единица из сотен. Когда сотейповцы хотят уничтожить врага, они заявляют прямо: «Кинжалом не возьмем, так пером доймем». Нужна редкостная  сила, чтобы бороться за правду в таких условиях. Законность соблюдать здесь снисходительно разрешается только в отношении тех, кто слаб тейпом. Когда Назрановский райпрокурор попробовал привлечь к ответственности директора райуправления банка за систематическое покровительство прогульщикамсотейпникам, райком вынес прокурору выговор, так как у директора сотейпниками  оказались не только подчиненные, но и власть предержащие.

При назначениях на работу решающими являются не способности человека, а его тейповые связи.

Где тейпы, там, разумеется, и кровничество. Комсомолец — студент педтехникума
— на почве вражды отцов зарезал своего товарища-студента (Орджоникидзе ). Он вначале отказывался это сделать, ссылаясь на то, что не питает ничего плохого к парню, которого ему предлагают заколоть; представители тейпа склоняли  его к убийству целый год, пока не пригрозили отлучением от тейпа. Эта угроза оказалась решающей. Этот факт показывает, как преклоняется перед силой тейпа чеченская молодежь.

Вот другой факт такого же рода. В 1915 г. был убит чеченец, молодой сотейповец, который убил недавно на базаре в Гудермесе другого молодого парня, о котором ему сказали, что это сын убийцы. Отрезав на трупе левое ухо, он привез его в аул, где позор его тейпа был объявлен снятым.

Даже самые, казалось бы, передовые в аулах люди — учителя — придерживаются варварских тейповых порядков. В селении Закан-Юрт (Ачхой-Мартановский район) Бутла Амирханов рассказал мне любопытный эпизод. Он был прислан в этот аул Наркомпросом в качестве директора школы. Все учителя школы принадлежали к одному тейпу. Они устроили собрание тейпа, на котором обсуждали
вопрос о том, принимать ли директора, принадлежащего к чужому тейпу, и вынесли отрицательное решение.

Многие чеченцы-коммунисты тоже считаются прежде всего с интересами тейпа. Кое-кто из них позволяет себе даже официально требовать уважения к адату. Вот типичнейший случай.

В 1860 г. (80 лет назад!) были убиты два чеченца. С тех пор и по сей день враждуют два тейпа — два аула. В обоих сейчас колхозы. Один из них стал строить на своей территории, но на границе с «врагом», помещение для фермы. Враги предупредили: «Не стройте, сожжем». Строители ответили, что в случае поджога обратятся к помощи закона. Построили, затратив несколько десятков тысяч рублей. Враждебный тейп, конечно, сжег. Сторожа отказались назвать поджигателей. Для разрешения вопроса собралась комиссия из представителей обкома партии, республиканских совнаркома, наркомзема и прокуратуры. Вместо  того чтобы взять пострадавший колхоз под защиту закона, комиссия постановила...  изъять у него пограничный участок и передать лесхозу. Авторитетнейшие  организации республики признали, таким образом, приоритет адата перед законом. Комиссия, конечно, не могла не понимать, что отказ от следствия по этому делу будет расценен в пострадавшем ауле как демонстрация бессилия закона,  а поджигатели будут торжествовать по поводу признания правоты кровной мести.

Нерешительность, нежелание «ссориться», опасение наживать себе врагов, потакание мерзостям и варварству, утеря революционной энергии — именуются здесь «учетом особых условий работы среди чечни» и оправдываются «местной спецификой». Русские работники склонны к такому примиренчеству, опасаясь ссор с чеченцами в собственном аппарате.

До последнего времени тут закрывали глаза на большую «своеобразность» здешних колхозов, особенно ингушских.

Вот, например, что узнал я в колхозе «Красный Валерик» Ачхой-Мартановского района, где произошла та пресловутая история с женщиной, которую редакция  газеты «Безбожник» поручила мне расследовать.

Здесь 208 хозяйств. Но на работу до сих пор выходило лишь 10—15% людей. Выдача на трудодень в прошлом году составила только килограмм пшеницы и 400 грамм кукурузы, ибо хлеб был разворован с поля. Приезжали и нагружали целые арбы. Все колхозники имеют коров, баранов и коз, 64 хозяйства владеют лошадьми. Люди делали все, что угодно, но на поле не бывали.

По словам секретаря парторганизации Даутаева, теперь положение изменилось, работают все, хлеб охраняется, и на трудодень будет выдано пуда полтора кукурузы. Возможно, что это верно, но, будучи в колхозе, я видел большое число мужчин, либо певших песни, либо строгавших палочки. По адату, работа на поле позор для мужчины. Из-за этого во многих колхозах, где кукурузу не разворовали, ее убирали вплоть до мая. Земли здесь много, колхозы при таком количестве неработавших не могли ее освоить. Многие ингуши присваивали эту землю, у некоторых захваченные участки достигали пяти га. Колхозы при таких условиях  превращались в фикцию. Мужчины в них не работали.

О человеке здесь судят по шапке. Чем она богаче, тем больше вызывает почета. Чеченцы-коммунисты не стремятся преодолеть этого дикого подхода к человеку. Сами наркомы, отправляясь в аул, облачаются в свои головокружительные уборы и прицепляют дорогие кинжалы. Наркомы соблюдают и прочие адатские нормы —не садятся в присутствии стариков («почетные старики» — опора чеченского консерватизма ), покупают путем калыма жен, делают обрезание своим сыновьям и проч.

«Про себя» эти люди, как правило, верующие. В семье и в кругу ближайших сотейпников они держатся, не маскируясь. Некоторые даже завещают, чтобы их хоронили по правилам Ислама. Недавно, например, умерший председатель республиканского профсоюза рабочих МТС (последний месяц был директором завода ) М. оставил брату предсмертное письмо, в котором указал, что, пребывая
двадцать лет в объятиях дьявола, хочет покаяться перед всемогущим и просит похоронить его по Исламу. Об этом письме не было известно, похороны организованы были с оркестром, а на середине пути всадники с кинжалами остановили всю похоронную процессию, предъявили письмо, забрали труп и ускакали с ним в аул. Процессия разбежалась. В этом письме М., имевший семью, завещал свои
деньги муллам, чтобы они отмаливали его грехи перед богом. По правилам Ислама хоронят здесь прокуроров и других ответственных работников. Когда однажды русский прокурор, взяв с собой жену, поехал на кладбище, где хоронили одного работника, их предупредили, чтобы они убрались восвояси: как это он осмедился привезти на кладбище женщину!

Русским работникам сплошь и рядом приходится туго и тогда, когда они даже и в мыслях не имеют в чем-либо нарушить адат. Вопреки заверениям коммунистов -чеченцев о том, что поездки в аул ддя русских безопасны, русские работники уверяют, что эти поездки очень опасны. Когда я должен был ехать на проверку известного вам дела, один из прокуроров предупредил меня, чтобы я обязательно
позаботился о том, чтобы шофером был чеченец. На самом деле опасны, видно, лишь поездки в горные далекие аулы, где еще орудуют бандиты. Но среди русского населения многие по этой причине не выезжают из Грозного на дачи.

Горные районы наиболее консервативны. Состоят они в значительной мере из хуторов. Эти горы и хутора — опора бандитизма. Ликвидации хуторов мешают не только слабые темпы подготовки жилья на плоскостях.

Но одна только ликвидация хуторов будет здесь полумерой. Надо влить сюда, расселив крупными поселениями, нечеченское население.

Затем надо решительно объявить приоритет закона над адатом. У нас слишком много боязни перед «горами». 22 года так называемого «учета местных условий» привели к тому, что многие горцы не желают считаться с условиями советскими. По отношению к дичайшим пережиткам средневековья мы проявляем непонятную терпимость.

Нужно втягивать чеченскую молодежь в производство. Если бы мы сумели втянуть в производство 10—15 тыс. чеченцев и закрепить их на производстве, мы выиграли бы очень много.

Совершенно необходимо разрушить силу тейпов. Начать это дело надо по партийной линии, объявив величайшим проступком против партии тейповую политику коммунистов, поведя против нее повседневную борьбу в печати (здесь больше всего боятся гласности), разоблачая тейповщиков, вне зависимости от их обкомовских или наркомовских постов.

Спецкор газеты В. Померанцев2.

РГАСПИ. Ф. 17. On. 117. Д. 26. Л. 82-89.

Копия. Машинопись.

1   Адат, адаты (араб. — урф) — свод норм обычного права у мусульманских народов; обычаи, правила поведения, принятые той или иной группой людей или действующие  в определенной местности.

2   21 июля 1939 г. Е.М. Ярославский направил информацию Померанцева секретарю ЦК А.А. Андрееву: «Товарищу Андрееву. Посылаю письмо спецкора “Безбожника” т. Померанцева. Это очень серьезный работник, корреспонденции которого отличаются  большой точностью. То, что он сообщает о Чечено-Ингушетии, заслуживает серьезнейшего внимания. Ем. Ярославский» (РЕАСПИ. Ф. 17. Оп. 117. Д. 26. Л. 81).

25 июля 1939 г. Секретариат ЦК ВКП(б) постановил направить письмо В. Померанцева на рассмотрение Чечено-Ингушского обкома ВКП(б) (Там же. Оп. 116. Д. 11. Л. 39).

См. также документы № 185, 193, 194.



=========================================


№ 185
Письмо спецкора газеты «Безбожник» В. Померанцева о результатах повторной командировки спецкора газеты в Чечено-Ингушскую АССР

[Июль 1939 г.]


11 апреля 1939 г. в газете «Безбожник» была напечатана корреспонденция из Чечено-Ингушской АССР, в которой рассказывалось о диком случае, происшедшим в селе Валерик, Ачхой-Мартановского района этой республики. Учитель Махмуд Янарсаев, не испросив согласия родных невесты, женился на девушке Рахат Душаевой. Братья Рахат сочли себя оскорбленными, потребовали от жениха уплаты калыма и «предъявили наглые требования к жене брата Янарсаева». В случае невыполнения их требований родные Душаевой грозили кровной местью, т.е. убийством. «Чтобы уладить конфликт, — говорилось далее в корреспонденции, — запросили мнения стариков, и те стали на сторону братьев Рахат Душаевой».

Прокуратура Союза ССР предложила прокурору Чечено-Ингушетии тщательно расследовать это событие, свидетельствующее о диких нравах всех этих людей, которые до сих пор руководствуются в быту пережитками адатского, т.е. религиозного права горцев. В аул были направлены районный прокурор Касумов и затем старший следователь ЧИ АССР Арцигов. Составив целый ряд протоколов опроса и набрав в сельсовете различные справки, они прекратили дело производством за отсутствием состава преступления. В своем постановлении о прекращении следствия от 7 июня 1939 г. Арцигов писал:

«Произведенным расследованием перечисленные факты не только не подтвердились, но установлено, что у названной Рахат Душаевой не имеется ни одного брата, которые могли бы угрожать и требовать переночевать с женой брата Янарсаева. У Янарсаева также не имеется женатого брата, а потому не могли понуждать жену брата Янарсаева переночевать с кем-либо из родственников невесты Душаевой. Никто Янарсаеву угроз за то, что он женился на названной Рахат не делал».

Следственный материал был направлен начальнику следственного отдела прокуратуры Союза ССР т. Шейнину, который согласился с выводом местных следователей о прекращении дела производством1.

Тогда редакция газеты «Безбожник» направила в аул своего специального корреспондента. Она сделала это не для защиты «чести мундира», а будучи уверенной, что прокуроры были введены в заблуждение, что носители адата опутали легковерных следователей. Возникал также вопрос, не убоялись ли сами расследователи установить истину, что могло бы грозить им той же кровной местью со стороны людей, для которых женщины — товар, а убийство — способ расплаты. Это подозрение усилилось, когда мы узнали, что ведший дело старший следователь Арцигов уже пострадал однажды от кровной мести, а, принявшись за расследование данного материала, заранее объявил его «клеветой на Чечню», т.е. высказал неуместное для следователя предубеждение.

В ауле нам пришлось убедиться, что следствие от начала до конца было проведено неправильно. Вот возраст шести человек, на показаниях которых основывалось заключение, что «ничего не было»: 72 года, 66 лет, 70 лет, 91 год, 75 лет, 89 лет. Иначе говоря, все выводы предопределялись теми самыми «почетными стариками», которые являются главными носителями адата, его ревностными хранителями, в присутствии которых никто в ауле не смеет сесть, фанатиками-религиозниками.

Именно этих опрошенных стариков боятся в ауле все, кто нарушил уразу, не сделал вовремя обрезания сыну, пытался жениться, не’уплатив калыма. Именно из-за этих «почетных стариков» на работы в колхозе выходило до последнего месяца лишь 10—15% мужчин из 208 хозяйств аргалы: по адату, работа в поле — дело женщины; позор мужчине — учили старики, — если он сеет кукурузу вместо того, чтобы сидеть с кинжалом на боку и петь, пить, есть. Именно из-за этих «почетных стариков» в колхозе «Красный Валерик» предпочитали не работать, а воровать, расхищая большую половину колхозного урожая с поля. Спрашивается, зачем следователи пошли по пути адата, направились прежде всего
к «почетным старикам», и построили свои выводы на их показаниях.

Далее, абсолютно неверно поступили следователи, ограничившись констатацией
отсутствия у жениха и невесты родных братьев. В том-то и смысл адата, что все родные, включая троюродных и четвероюродных, являются «тейповыми братьями» (тейп — род) и все они солидарно отвечают за обиду, нанесенную кем-либо из них представителю другого тейпа.

Не знаем, вольные и невольные эти грубые ошибки следователей, но только мы установили следующее:

Старшим в тейпе Янарсаева является его двоюродный брат Магомет Мельсагов, имеющий красивую жену Дуди. Следователи запаслись, правда, находящейся в деле справкой сельсовета о том, что «по сельсовету Хадис-Юрт, Ачхой-Мартановского района граждане по фамилии Мельсаговы Магомет и Дуда не проживали никогда и в настоящее время не проживают». Тем не менее мы разговаривали с этим самым Мальсаговым, который в момент выдачи справки был... председателем колхоза «Красный Валерик», того самого колхоза, на территории которого велось следствие. Есть справка, что Мальсагов отсутствует в природе — и ладно. Мальсагов подписался под следующими объяснениями, которые он нам дал:

«Янарсаев мой двоюродный брат. Он обнял Душаеву, после чего, по нашим обычаям, на ней уже никто не может жениться. Таким путем Янарсаев как бы закрепил за собой Душаеву, не договорившись предварительно с ее родными. Дядя Душаевой, Умхаев Хасан, потребовал того, чтобы в возмещение позора, понесенного тейпом Душаевой, Янарсаев прислал какую-нибудь родственницу переночевать  с ним, Умхаевым. Я, Мальсагов, старший в роде, к которому принадлежит Янарсаев, должен был направить к Умхаеву свою жену. Боясь кровной мести со стороны родных Душаевой, я направил к ним ночевать свою жену. Но тогда родные  Душаевой потребовали вдруг прислать другую женщину из нашего рода, покрасивее.

Тогда мы отправили к Умхаеву жену моего двоюродного брата Цулаева Зака, носящую имя Байсари. Она была отправлена к Умхаеву в сопровождении моего зятя — члена правления колхоза, Висаева Дуда. Вернулась она от Умхаева с отрезом материала на рубашку. Такой подарок делается по адату опозоренным женщинам, и те не вправе от него отказаться. Теперь наши роды примирились. Янарсаев спокойно живет с Душаевой.

Призвав на помощь единственного родственника Цулаевой, к чести которого мы воззвали, мы получили и чистосердечное признание самой оскорбленной женщины. Цулаева давала его в слезах.

«Меня отправили к Умхаеву Душу — брату Умхаева Хасана и отцу Раха Душаевой.

Живет Душу Умхаев в селении Хадис-Юрт в нескольких километрах от Валерика. Провожал меня Дуду Висаев. Душу Умхаев дал мне пять метров синего ситца на рубашку... Родных братьев, родителей, племянников, братьев отца и других близких родных у меня нет; так как отомстить за мой позор некому, то Умхаев согласился меня принять вместо Мальсаговой».

Как видно, без «почетных стариков» и без сельсоветских справок истина выясняется
куда точнее. Больше того: оказалось, что секретарь парторганизации аула Валерик Даутаев, к которому следователи, пребывая в ауле, даже не заглянули,
лично знает все подробности этой вопиющей истории, был очевидцем ее скабрезных деталей, каждая из которых была невозможным для передачи в печати
издевательством над женщинами со стороны адептов адата.

Все показания собраны нами в присутствии засвидетельствовавших их коммунистов
-чеченцев.

Прокурор Чечено-Ингушетии тов. Поздняков, которому мы сообщили результаты своего расследования, немедленно возобновил прекращенное следствие, направив в аул ст. следователя тов. Александрова.

Казалось, что на этом можно поставить точку. Но публикуемые нами сегодня материалы о многих других делах, творящихся в Чечено-Ингушетии, требуют пристального внимания партийных организаций республики.

В. Померанцев1.

РГАСПИ. Ф. 17. On. 117. Д. 26. Л. 90-95.

Копия. Машинопись.

1 В деле сохранилась записка начальника следственного отдела Прокуратуры СССР
Л.Р. Шейнина от 29 мая 1939 г.:

«Ответственному редактору газеты “Безбожник” тов. Ярославскому Е.М.

Сообщаю, что факты, указанные в корреспонденции по поводу гр-ки Рахат Дашаевой и гр-на Янарсаева Магомеда, были проверены дважды: прокуратурой Ачхой -Мартановского района, а затем, по нашему предложению, прокурором Чечено-Ингушской АССР.

Расследованием установлено, что гр. Рахат Дашаева добровольно вышла замуж за гр-на Янарсаева Магомеда и “похищение” было только инсценировано, причем это похищение выразилось в том, что в назначенный час гр. Дашаева вышла из дома и явилась к гр-ну Янарсаеву в условленное место.

Что же касается требования выкупа за невесту, а также имевшего якобы место понуждения родственницы гр. Янарсаева к сожительству с братьями гр-ки Дашаевой, все это не нашло никакого подтверждения при производстве следствия.

Наоборот, установлено, что у гр-ки Дашаевой вовсе нет братьев, так же как и у Янарсаева нет женатых братьев.

Пом. прокурора Союза ССР, нач. следственного отдела Шейнин» (РГАСПИ.Ф. 17. Оп. 117. Д. 26. Л. 96).





====================================



« Последнее редактирование: 26 Ноября 2020, 11:52:50 от schahada »
Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.

Онлайн schahada

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 6613
Re: Ислам на Кавказе во времена СССР
« Ответ #8 : 10 Мая 2021, 00:49:47 »


Автор: доцент кафедры ФЕГН - Джамбеков Овхад (Шарани) А.

Изнаур Несерхоев, известный в Чечне как Изнōвр-мōллă (в чеченской транскрипции это имя звучит именно так) родился в 1881‑м году в селении Большие Варанды Шатойского района в семье известного во всём Шатое общественного деятеля Несархуо, выходца из тейпа варандой (ади‑некъи).

Исламскими науками Изнаур начал заниматься ещё в раннем детстве. Первые уроки он получил от односельчанина, известного богослова конца ХIХ‑го – начала ХХ‑го столетий Салам‑моллы. Ему довелось учиться у многих выдающихся учёных‑богословов того времени, в том числе и у такого великого устаза Юсупа‑Хаджи из Кошкельды, рядом с которым Изнаур находился более десятка лет, до самого последнего дня перед эмиграцией шейха в Турцию.

«Шейх Юсуп‑Хаджи не увлекался политикой, однако после начала Первой мировой войны и последовавшей за ней Октябрьской революцией, вынудили его занять жёсткую позицию по отношению к безбожникам-большевикам, которые за громкими речами скрывали свою мерзкую личину. Чеченское общество разделилось на два лагеря. Юсуп‑Хаджи вместе с шейхом Али Митаевым, нефтепромышленником Тапой Чермоевым и другими религиозными деятелями и светскими авторитетами встали в жёсткую оппозицию к надвигающейся «красной чуме». Однако некоторые муллы и сочувствующие большевикам чеченцы видели в них надежду на лучшую жизнь и ждали решения болезненного земельного вопроса.

В 1919‑м году, видя, что дальнейшее противостояние большевикам не принесёт пользы и народ, обманутый щедрыми обещаниями, встал на сторону «красных», шейх решает совершить хиджрат (переселение) в Турцию. Взяв с собой сына Алауддина и верного мюрида Изнаура из Варандов, он отправляется в г. Батуми, чтобы паромом уехать за границу…»1.

По приезду в Батуми, Юсуп‑Хаджи неожиданно велел Изнауру возвращаться домой в Чечню. Не обращая внимание на недоумённый взгляд Изнаура, шейх добавил, что он нужен дома, «ибо будет носителем религии и тариката в тяжёлое для народа время»2. Его последним наставлением было завершение образования с Молла‑Юсупом из Старых Атагов.

Всей своей дальнейшей жизнью Изнаур постоянно доказывал верность заветам своего устаза и наставника.

Известно, что духовный учитель Изнаура, шейх Юсуп‑Хаджи, всячески оберегал своего любимого ученика от превратностей жизни. Его наставления порой граничили с мистикой и выходили далеко за рамки обыденных взаимоотношений между людьми. Шейх очень хотел, чтобы Изнаур между своими религиозными занятиями выучил кумыкский язык. Он самым настойчивым образом не раз напоминал ему об этом. Изновр, не спрашивая учителя, для чего это нужно, выполнил его наказ. И впервые вспомнил об этом наставлении с великой благодарностью вскоре после отбытия парома, на котором уехал учитель. У него ещё слёзы не высохли на щеках, из-за неподдельного горя от разлуки с шейхом, как к нему подошли «красные-особисты», которые, приняв за вражеского лазутчика, арестовали его. Не зная русского языка, Изнаур долго не мог понять, в чём его обвиняют и что от него требуют военные. Тут он вспомнил о кумыкском языке, выученном по наставлению учителя, и громко прокричал: «Есть кто-нибудь, кто знает кумыкский язык?!». «Я – кумычка!», отозвалась повариха, стряпавшая обеды для военных. С её помощью Изнаур сумел объясниться с военными и благополучно вернуться на родину. Знание одного из тюрских языков ему и его семье не раз помогло в трудные годы депортации в Средней Азии.

Как и для всех чеченцев, годы выселения были дня Изнаура крайне изнурительными. Но, несмотря на тяжелейшие условия жизни, Изнаур активно продолжал заниматься обширной научной деятельностью, всемерно «способствовал распространению и сохранению Ислама». Именно благодаря таким людям, как Изнаур, Ислам не был окончательно истреблён из сознания людей в годы советского режима3. Даже в те годы он пользовался заслуженным признанием не только среди депортированных народов, прежде всего, чеченцев и ингушей, но также мусульман Средней Азии – ему задавали вопросы и, естественно, получали исчерпывающие ответы по всем религиозным проблемам жители и улемы Таджикистана, Узбекистана, Казахстана и Киргизии. Эту работу Изнаур неустанно продолжал и после возвращения на историческую родину в 1957‑м году. Так, им были даны ответы на актуальные вопросы религии чеченских богословов Идриса‑муллы из Гойты, Абдул‑Рашида из Аллероя, Докки Жунида из Алхан‑Юрта и многих других.

Несколько лет назад эти рукописи Изнаура, собрав воедино в объёмный труд под названием «Сибирские события»4, опубликовал в печати шейх Хасан Баснукаев5.

Он же подготовил к печати и другие рукописи шейха Изнаура, например, «Выявление истины», в которой публикуются размышления богослова о шариате, тарикате и новшествах в Исламской религии (допустимых и недопустимых).

В третьей рукописи – «Письмо о происхождении чеченцев» – Изнаур говорит об одной из версий генезиса чеченцев. После возвращения из депортации в руки Изнаура попала древняя рукопись, в которой говорилось об одном загадочном арабском племени курейшитов, которое в силу каких‑то обстоятельств переселилось во времена халифа Османа (Усмана) на Северный Кавказ. Древнее предание в интерпретации Изнаура звучит весьма достоверно и убедительно.

В науке известно несколько работ, посвящённых толкованию стихов шейха Джамалуллайлы «Я Мустафа – свет чистоты». Шейх Джамалуллайла на смертном одре читал свои стихи‑обращения к Пророку (Да благословит его Аллах и приветствует). Толкованию именно последнего их трёх стихов и посвящено специальное исследование Изнаура.

Изнаур все свои работы писал на арабском языке. Исследователь его творчества шейх Хасан Баснукаев особо отмечает его языковые способности. При знакомстве с трудами Изнаура не возникает ощущения, что арабский язык для него не родной. Многочисленные письма, при составлении которых шейх «проявлял способности прекрасного литератора», говорят о его богатом литературном арабском языке: простая и понятная речь, выверенная логика мышления и искусное владение словом.

Шейх Изнаур был автором нескольких поэтических произведений – касыд, в которых он «использовал изумительные обороты речи, возбуждающие чувства и мысли, не оставляющие читателя равнодушным»6. Эта сторона деятельности шейха совершенно не исследована до сих пор.

Знакомство с духовным наследием шейха Изнаура приводит к мысли, что он был в высшей степени правдивым и искренним человеком, прежде всего, перед Аллахом и людьми, ради которых трудился всю свою сознательную жизнь. Поэтому не удивительно, что, обладая такими творческими качествами, он был ещё «очень смелым, искренним и правдивым в своих делах и суждениях. Он никогда не боялся говорить правду, не обращал внимание на порицание недоброжелателей, не страшился наказания властей. Его девизом были слова: «Награда исходит только от Аллаха», и, исходя из этого, шейх никогда не стремился к материальным благам этого мира, или изменить свои убеждения в угоду кому-либо. По причине глубокой богобоязненности и праведности, шейх Изнаур снискал большое уважение и почтение со стороны чеченского народа, а также обрёл авторитет в мусульманском мире»7.

Шейх Изнаур скончался в преклонном возрасте, в 1974‑м году. Его прах покоится недалеко от могилы‑зиярта его устаза и наставника Юсупа‑Хаджи в с. Кошкельды Гудермесского района Чеченской Республики.

_______________________________________ ________________________

1 Жамалуллейл С.-Х.С.-М., Байбетиров А.-Х.С. Жизнь шейхов из Хошкельды

// Зори Ислама, апрель–июнь 2011 г. – С. 44.

2 Жамалуллейл С.-Х.С.-М., Байбетиров А.-Х.С. Жизнь шейхов из Хошкельды

// Зори Ислама, апрель–июнь 2011 г. – С. 44.

3 О духовном наследии шейха Изнаура // Ж. «Ноев завет». – Киев: ПП «Формат», 2011. – С. 64.

4 Изнаур. Сибирские события. Под редакцией шейха Х. Баснукаева. – Киев, 2009.

5 Хасан Баснукаев – выпускник (2000 г.) Каирского Исламского университета "Аль-Азхар", в настоящее время работает заведующим кафедрой Исламского права Российского Исламского университета имени Кунта-Хаджи.

6 О духовном наследии шейха Изнаура… – С. 63.
Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.

Онлайн schahada

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 6613
Re: Ислам на Кавказе во времена СССР
« Ответ #9 : 14 Октября 2021, 01:40:40 »
Докладная записка уполномоченного Совета по делам религиозных культов при Совмине СССР по Чечено-Ингушской АССР А.Л. Алисова в Совет по делам религиозных культов при Совмине СССР о мюридском братстве

Секретно. «5» марта 1959 г.

«В этой связи сохранившаяся могила матери Кунта-Хаджи, как место периодических сборищ, вполне может быть использовано авторитетами в своих корыстных  целях.

Могила эта находится на одном из мусульманских кладбищ  Веденского района ЧИАССР, в 70-75 клм от гор.  Грозного и примерно в одном километре от селения Гуни Веденского района. (...) Сам «памятник» крайне беден и по сути дела ничего из себя не представляет. Посещается верующими мусульманами как с районов Чечено-Ингушетии, так и с районов Дагестана преимущественно  в летний период времени, а также весной и осенью»
Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.